nihga (nihga) wrote,
nihga
nihga

Categories:

"Рождение трагедии из духа музыки" или две стихии


"Сатир и Вакханка" Жан Жак Прадье 1834

13 марта состоялось очередное заседание литклуба "Аврора" в библиотеке им. Некрасова г. Ижевска. Мы рассматривали раннюю книгу Фридриха Ницше "Рождение трагедии из духа музыки". По своим (уважительным) причинам присутствовать лично не мог, но представлял свой доклад на тему содержания книги и её актуальности сегодня. Ниже - эти мои мысли по поводу "Рождения трагедии".

«Рождение трагедии из духа музыки» или «Эллинство и пессимизм» - это главная ранняя работа романтического периода Ницше, время, когда начинающий, не решившийся встать на эту стезю окончательно, философ (а Ницше в тот период прочили место профессора классической филологии на кафедре университета в Базеле) ещё благоговел перед Шопенгауэром и Вагнером. С последним он даже дружил, правда, до момента, когда Ницше не смог простить своему бывшему кумиру примирения с христианством.

Собственно, на мой взгляд, «Рождение трагедии из духа музыки» одна из самых его музыкальных книг, которая во многом объясняет – как и всё творчество Ницше, может быть даже всю западную культуру ХХ века, ну или хотя бы основные тенденции таковой. Как минимум музыку-то точно. Вообще тут Ницше – отлично знающий античные тексты (просто-таки пропитанный ими), на примере древних греков говорит со своей точки зрения о смысле искусства как такового – то есть что древнегреческий сущностный, бытийный пессимизм породил искусство как бег от суровой реальности в миры опьянения  и сновидения. Причем очень точно через это определяет две основные тенденции в человеческом искусстве и вообще в творчестве – апполоническое (это мир чудесного сновидения олимпийских богов), то есть тяготеющее к упорядоченности, гармоническое, духовное, светлое; и – дионисийское (это мир опьяняющего ужасающего доолимпийского экстаза), т.е. соответственно темное, диссонансное, тяготеющее к хаосу и чисто материальное. При том, что пессимизм, который заявляет причиной возникновения искусства Ницше – вещь не вполне корректная, тут надо говорить скорее об объяснении, таким образом, каких-то высших начал жизни. И началось это не с древней Греции, а с момента осознания человеком своей смертности и попытки ответа на неё, ещё на заре становления человечества. 

Ницше также тут не вполне честен, не называя честно апполоническое ещё и мужским началом, а дионисийское – женским, и чуть ниже это надо будет раскрыть подробнее. Но не будем требовать от него настолько многого, т.к. он вообще первым из мыслителей Запада приоткрыл завесу тайны и немного показал тщательно ото всех скрываемую истинную суть западной цивилизации, впервые признав за греческим искусством опьяненность темным, дионисийским, стихийно мифологическим (а до него Греция показывалась царством только светлого апполонического искусства) и определив судьбу западной цивилизации прямо связанной именно с этим началом.

Вернемся теперь к разъяснению мужского и женского начал как апполонического и дионисийского в искусстве. Я думаю, никто не будет возражать, что в природе существует два главных начала – мужское и женское. Но почему именно женщина связана с дионисийским, т.е. хтоническим и темным? Потому что она мать, она проводник человеческих существ в материальный мир – и потому с материей очень сильно связана, в отличие от мужчины в котором важнее чисто духовное начало. Именно поэтому на заре времен после ещё чисто звериного патриархата по принципу альфа-самца покрывающего всю женскую часть звериного стада, как это принято у наших человекообразных ближайших биологических звериных родственников, в процессе развития человечество вначале приняло систему матриархата. Отсюда все эти неолитические Венеры и фигурки с изображением только женщин (из людей) в самом первобытном искусстве. Однако в процессе дальнейшего развития и усложнения человеческого общества, по экономическим (читаем Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства), историческим, метафизическим и прочим причинам, человечество приняло патриархат.

Собственно это был вполне логичный шаг – роль мужчины в обществе на момент такой смены очень резко выросла в процессе развития, а от природы человечество уходило все дальше. И вот тут мы снова наблюдаем, как Ницше лукавит, вздыхая по благословенным для него временам «темного, стихийного, дионисийского» и обвиняя в разрушении этой, с его (Ницше) точки зрения – дионисийско-природно-материальной благости, Сократа, который своим рациональным дискурсом заложил основу для разделения древнегреческого и вообще мифа как синкретического сплава этики, эстетики и гносеологии. Ибо Ницше проклинает таким образом не «чудовище», как сам он его гневно именует, Сократа, а сократовскую логику, дальнейшее развитие человеческого мышления, зарождение т.н. «рацио» (греч. – порядок), рационального мышления, которое постепенно уничтожало мифологическое сознание заменяя его собой и развивая т.о. человечество. Ницше в этой книге не очень явно проклинает саму историю и развитие как таковое.

Почему он это делает, отчасти объясняет его  более поздняя книга «Веселая наука», где Ницше пишет: «Бог умер! Бог не воскреснет! И мы его убили! Как утешимся мы, убийцы из убийц! Самое святое и могущественное Существо, какое только было в мире, истекло кровью под нашими ножами — кто смоет с нас эту кровь?». То есть времена когда жил Ницше – это чисто материалистический XIX век и христианство – которое было мотором Запада до эпохи Модерна, с его идеей метафизического спасения и чисто духовной красоты в пику материальному – мертво с появлением т.н. светского человека. Его также убил прогресс, развитие и потому Ницше с ужасом восклицает это свое «Бог умер».

Тут важно оговориться,  что Ницше с его тяготением к темному язычеству древней Греции не то чтобы особо жалует христианскую религию. Просто ввиду того, что эпоха Нового времени с её т.н. "расколдованием мира", т.е. чисто рациональным без любого допуска иррационального объяснением всего на свете, загнала это самое иррациональное из человеческого сознания глубоко в человеческое подсознание. Христианство говорило о воскресении Христом Лазаря и воскресении и вознесении в теле Христа на Небо, говорило о Спасении как смысле жизни – вообще о чудесах Божьих невозможных с точки зрения «рацио». Но эпоха расколдования – эпоха сверхрацио, она уничтожила все эти чудеса, сделав их физически невозможными и связанное с ними прямо иррациональное оказалось, таким образом, от человека отчуждено. А такой мир в котором жизнь не имеет какого-то высшего смысла поистине ужасен (можно вспомнить другие мысли Ницше – о «вечном возвращении»…) и он порождает собой ту самую «смертную болезнь» о которой говорили потом, после Первой мировой войны экзистенциалисты.

Кроме того по большому счету, Ницше совершенно неоригинален в этих своих идеях. Идея антиразвития, отпадения человечества в процессе его движения вперед, т.е. развития, от благих времен Золотого века – она существует с тех самых времен эпохи Сатурна и наиболее ярко и честно её заявляли гностики во времена становления христианства, на заре современной эпохи. Ницшевское «растворение в хаосе темного, безличного», каковой он видит в хорах сатиров ещё отчасти синкретической древнегреческой драмы времен Эсхилла и уже не наблюдает (конечно, из-за Сократа!) даже у Еврипида, это отчасти и старое, недоброе гностическое «возвращение к истокам», в Плерому. Прерывание крайне неблагого материального существования путем прерывания цепи преемственности поколений и ритуальным самоубийством – в состоянии экстатического опьянения, а-ля Маркион, Валентин и Симон Волхв. 

Но всё-таки «Рождение трагедии из духа музыки» это не ещё один гностический трактат, просто проклинающий весь материальный дольний мир в пику миру духовному, горнему, и учащий гностическому «спасению» в виде максимально возможно быстрой смерти материального тела человека. Это скорее горькое понимание, что раз Бог христианского Запада умер – то идти дальше тамошнему человечеству некуда и незачем. Что в итоге своих исканий человечество нашло только вечное возвращение. Т.е. отчасти по сути своей гностический рецепт решения вопроса о человеке и смысле его существования у Ницше вытекает как закономерный итог развития человечества, правда, параллельно нивелируя тем самым это развитие как таковое, т.к. зачем вообще все это надо было, если итак все изначально было хорошо? Другая составляющая ницшеанского вывода «Бог умер» состоит в том, чтобы потерять разум и пасть в объятия великой матери. Я сразу оговариваюсь, что все свои более поздние идеи – вечное возвращение и «бог умер», Ницше оформил гораздо позже, но ощущение этого, предчувствие, догадка – уже вполне себе есть в «Рождении трагедии из духа музыки».

Главный итог книги, не уничтожение всего неблагого материального мира по гностическим рецептам, а то, что Ницше призывает всех растворится в так ему любезном хаосе темного безличного и дионисийского. Дионисийское начало – это новый, пусть и темный Бог и смысл существования для философа, там – в темном низком начале природы черпает он свою энергетику, которая и есть энергия хтоническая, энергия Великой матери. Несколько раз он даже прямо называет её, проговаривается. Всё же остальное – чудесные сновиденья апполонического Олимпа или христианства, это только сладкие красивые грезы. Первична темная же материя, в которую пал на заре времен человек как сын Божий, соблазнившись и таким образом совершив изначальное грехопадение. И именно ей, этому темному началу, дьяволу по сути своей и присягает в очередной раз вся западная цивилизация голосом которой оказывается Ницше.

Актуальна ли сегодня книга Ницше? Как мы видим, современный Запад стремительно мутирует в сторону открытой цивилизации Великой матери. Христианство западное перестает быть таковым, ломая все свои как протестантские, так и католические каноны. Допуская тем самым разнообразные перверсии и не препятствуя властьимущим в деле уничтожения ими Человека в угоду сохранения ими власти, расчеловечивания себе подобных таким образом. Все эти недавние скандалы и разоблачения в Голливуде были направлены именно против мужчин, протесты против Трампа по всему миру шли под знаком феминизма в розовых весьма специфической формы шапочках, сам же этот западный феминизм не борется за права женщин как таковые, а противопоставляет себя мужскому началу. В США официально поставлен памятник Бафомету (андрогинное – т.е. имеющее признаки обоих полов, существо которому когда-то поклонялись тамплиеры, уничтоженные за это католическим Римом). И как последний перл – глава ООН 8 марта 2018 года заявил о том, что во всех их подразделениях мужчин и женщин должно быть поровну для гендерного равенства. Да и само понятие гендер отрицающее понятие пола, размывающее идентичность и насаждающее ещё большее отчуждение людей друг от друга – все это технологии уничтожения Человека, нарушение запретов и законов, развивавших человечество и сделавших человека человеком. Попытка возвращения человека в природу, откуда он когда-то вышел став Человеком и научившись преобразовывать эту самую природу - т.е. насаждая в первобытный хаос (а это и есть стихия темного материального женского дионисизма) порядок (апполоническое светлое мужское начало).

Так что данная работа Ницше (и вообще все его наследие, несмотря на всю их неоднозначность) сверхактуальна. Дионисийство, стихийность, тьма, хаос, отсутствие четкого баланса между формой и содержанием, превращенные формы, яростно пожирающие своё содержание – всё это характерные приметы сегодняшней западной цивилизации изо всех сил падающей в эту бездну Зверя и тащащей туда за собой весь остальной мир.

В заключение необходимо отметить, что нельзя просто запретить или уничтожить темную, дионисийскую, чисто материальную составляющую в человеке не уничтожив человека как такового и нельзя проделать того же с точно тем же результатом поступив так с частью светлой, апполонической, духовной. Как раз потому планы Запада и ужасны, что занимаясь вторым, они готовят смерть всему человечеству как таковому. И именно для всего человечества тут крайне важна Россия, как место, в котором всегда происходил гармоничный синтез противоположных начал. Где даже вполне западный марксизм в итоге стал практически чисто русским явлением, ничего похожего на который не может быть больше нигде в мире и на который равнялся весь мир. И именно поэтому Запад таки стремиться сегодня уничтожить её – как место где всегда находят альтернативные ему модели развития и дальнейшего существования человечества. Вот такие, если коротко, приходят в голову мысли по прочтении книги.

Tags: Аврора, Ижевск, Ницше, дионисийство, литературный клуб, трагедия
Subscribe
promo nihga june 6, 2017 08:03 6
Buy for 100 tokens
Без шороха и стука, не грея, не горя, В мир тихо входит скука, и дни проходят зря, Не хочется работать, и даже – пить и есть, Всё только лень-зевота, желанье спать прилечь, Грозит безумьем скука, ужасным смертным сном, Бессильны тут наука, и медицинский дом, И не помогут…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments