nihga (nihga) wrote,
nihga
nihga

Categories:

Является ли творчество Андрея Платонова антисоветским



Во вторник состоялось очередное заседание литклуба "Аврора" в библиотеке им. Некрасова г. Ижевска проводимого под эгидой организации РВС. На этот раз мы говорили о романе А. Платонова "Чевенгур". Темой моего доклада была "Является ли творчество Андрея Платонова антисоветским" и ниже я его представляю вниманию читателей.

Творчество Андрея Платонова с легкой руки перестроечных позднесоветских «властителей дум» трактуют как однозначно антисоветское. Как вольно или невольно обличающее мифические «зверства» советского режима: мифические же «миллионные расстрелы» репрессированных и вообще мифический ГУЛАГ как аналог гестапо, не менее мифические «ужасы коллективизации» и такой же «геноцид русского народа» большевиками и т.п.. То есть творчество писателя обычно представляется как художественное подтверждение всего того, чем согласно рецептам известного антисоветчика Ричарда Пайпса и А.Солженицина бомбили в конце 80-х годов ХХ века советский народ с целью уничтожения СССР и его истории при пассивной роли советского народа. Более того, иногда книги Платонова представляют даже как некоторое издевательство над советской идеей  строительства Нового человека, в духе булгаковского «Собачьего сердца».

Однако это совершенно не так и я смею утверждать, что такое понимания творчества писателя есть сознательно поверхностное, сознательно же извращённое и крайне примитивное, что на самом деле Платонов в своих произведениях отстаивал идею настоящего, метафизического коммунизма. От которого, по его мнению, современное ему советское руководство отошло, совершив некоторое своеобразное материалистическое грехопадение и это приведёт в итоге к концу Советского Союза из-за остывания вот этой истинной красной метафизики. Творчество Платонова – это гениальное предвидение и предупреждение, которое в своё время не поняли и не приняли, и которое особенно важно понять сегодня, когда идея возрождения СССР как государства более благого, нежели наличествующее, незримо носится в воздухе. Перед тем как перейти к анализу творчества писателя и собственно «Чевенгуру», я обязан указать, что пользуюсь материалами лекции прочитанной нашим товарищем – доцентом кафедры филологии ПГУ кандидатом наук И.Ю. Роготневым на тему творчества Андрея Платонова.

В основе творчества и мировоззрения Платонова лежат идеи русского космизма Николая Фёдорова и понимание их Платоновым как идей истинного метафизического коммунизма. Идеи воскресения всех предков в физическом теле и превращения человечества земного в человечество космическое путём строительства этим новым человечеством рая на земле. Уничтожения отчуждения и эксплуатации человека человеком, прыжок из нынешнего животного состояния необходимости оргии всепожирания, зооциума или «гражданской войны всех против всех» атомизированных индивидуумов при капитализме - всё это как необходимее условие развития (приемлемость зла как необходимый фактор развития в данной общественно-экономической формации), в царство свободы и нового человека, где каждый друг другу станет «друг, товарищ и брат». Человечество сделав этот революционный шаг станет одной большой дружной и творческой семьёй познающей себя, Бога и вселенную, а главным условием развития в таком обществе станет обязательное развитие каждого его члена. Раскрепощение и пробуждение в каждом его скрытых творческих способностей. Нужно отметить, что марксизм в этом смысле оказался удивительно созвучен идеям русского космизма, несмотря на то, что сам Фёдоров Маркса не принимал.

Платонов – это единственный писатель, оставшийся от знаменитого Пролеткульта, а именно Пролеткульт и его основатели Луначарский и Богданов и занимались в 20-е годы самыми революционными экспериментами по построению реального коммунизма, новой науки, нового искусства и вообще Нового человека. Да, иногда это была полнейшая дичь – можно вспомнить, что сам Богданов погиб в результате реального эксперимента по переливанию себе крови, но это при всём том был настоящий поиск Нового, который затем, начавший индустриализацию Сталин, свернул, ничего взамен не предложив и тем самым выхолостив метафизическую революционную идею, что и привело в итоге к самым печальным последствиям:

1) термидорианскому перерождению класса советских номенклатурщиков-управленцев в новый буржуазно-криминальный и безыдейный по своей сути класс, который и снес государство рабочих и крестьян, разорвав его и раздербанив собственность бывшую ранее общенародной (приватизации имени Гайдара-Чубайса, которыми занимались по меткому выражению свежеусопшего позднесоветского сатирика Задорнова «ЦК и зека»);

2) Превращению созданного с таким трудом большевиками позднесовеского пролетариата составлявшего на момент Революции всего 7% населения Российской Империи в стадо бездуховных мещан-потребителей и пассивного их поведения в то время, когда рушили их Родину (обратите внимание, что все ныне здравствующие представители пролетариата того общества постоянно сетуют как они плохо жили тогда и теперь и тут всегда имеется ввиду только самое низшее материальное);

3) Запуск всеобщего дичайшего и всеобъемлющего регресса на всей территории бывшего СССР и даже во всём мире, лишенном в результате краха коммунизма 1.0 антипода людоедскому капитализму и потому остановившемуся в развитии (тут ничего даже доказывать не надо – просто вспомним название главного труда Фукуямы, который считается одним из главных концепций современности).

Всё это прозревал в своих произведениях Платонов. Не стоит, наверное, даже ограничиваться одним «Чевенгуром», потому что и роман «Котлован», и масса рассказов Платонова – они все как раз об этом, о грехопадении советского проекта, его обессмысливании и бездуховности ввиду потери им веры с метафизикой и отсюда неизбежном его же крахе ввиду такой фатальной потери. Просто «Чевенгур» - а например тот же Роготнев переводит это название как «коммунизм», это именно самая метафизическая история на эту тему.

Нужно отметить, что если в «Котловане» когда больной ребёнок пролетариата и дворянства умирает, теряется смысл копания котлована – основы будущего великого здания, с этим теряется весь смысл лишений и энтузиазма, связанных с котлованом и в итоге котлован становится, чуть ли не братской могилой для копающих его крестьян, которую они роют сами себе и которой становится котлован из-за потери ими смысла (и всё это есть аллюзия предвидения судьбы СССР 1.0), то «Чевенгур» - это именно метафизическая история Советского Союза.

Хотя конечно тут нужно рассказать подробнее. В романе Платонов гениально смешивает очень многие и не всегда совместимые вещи. Все, наверное, перечислять долго, но те которые мне кажутся самыми основными я опишу. Так автор представляет тут все типы современников Революции как реальных людей: революционеров-пролетариев из среды разночинцев  - которые ещё вчера были крестьянами и плоть от плоти крестьянства, это Александр Дванов, идейные бойцы и борцы революции – Копёнкин, самостийные энтузиасты строители коммунизма – Чепурный, прилипшие к революции самого мерзкого разлива мещане – Прошка Дванов, женщины-пролетарки - Соня. Нужно ещё отметить, что Александр Дванов – это ещё и сказочный персонаж, ходящий на могилу к своему отцу и получающий от него какую-то поддержку, а Копёнкин – эпический. Копёнкин это буквально Рыцарь революции чьею куртуазной любовью является Роза Люксембург (роза – символ куртуазности). Также сказочным персонажем является лошадь Пролетарская сила – которая есть практически волшебный помощник Копенкина и которая же в итоге растрачена зря. Кстати, то, что всё зря – это главное что показано в романе, но об этом ниже. Также автор предвидит все события будущей советской реальной истории через призму диких экспериментов Чевенгура: расстрелы недобитых буржуев – это прообраз последнего акта гражданской войны массовой чистки 1937-38 гг, выгон из Чевенгура полубуржуев – грядущая коллективизация, привоз туда пролетариата – создание пролетариата в ходе индустриализации, резкий переход от уклада крестьянского к промышленному, поедание кур и сорняков – аграрные программы а-ля кукуруза Хрущёва, привоз женщин – скромная советская пробуржуазная революция 60-х, уничтожение Чевенгура в ходе боя с казаками – предвидение конца коммунизма 1.0 и гибели вместе с ним и его героев-большевиков. Кстати крайне символично, что остаётся только Прошка Дванов (Александр Дванов после гибели Чевенгура тоже добровольно умирает по типу отца уходя дорогой в озеро – намек на потаенный Китеж-град) – мещанин и прилипала, жадный и мерзкий потребительский тип. Прообраз позднесоветского общества. Также важно отметить, что роман какой-то очень русский – всё как-то протяжно, широко и из крайности в крайность. В итоге, мы имеем такую причудливую смесь где смешивается реальность, сказка и миф. Чевенгур – это мифически-сказочное место где построена дикая смесь первобытно-общинного и военного коммунизма абсолютно оторванная от реальности – даже время течет в обоих мирах: реальном и Чевенгура, по-разному.

Но всё это, по мнению Платонова, зря. Зря эпически гибнет рыцарь Революции и его товарищи-большевики, зря все эксперименты, зря Соня вписывается в социалистическую реальность 20-х, потому что этот социализм чужд духу метафизического коммунизма, который чувствует и ради которого живет и борется Рыцарь Революции и с которым он призывает драться, возвратившись из города где такой советский социализм процветает, т.к. это по мнению Копенкина – не социализм и такой дорогой к коммунизму не придти. Зря же, кстати, созданы великие, но нерабочие изобретения Дванова – прообраз великих строек коммунизма ныне часто заброшенных. Всё зря. Без веры в идею бессмертия и воскрешения предков, без веры в вечную жизнь, без веры в мировую революцию как акт необходимый для великого преобразования и построения Нового человека и общества, со смертью всех этих идей через «построение социализма в отдельной стране» всё становится напрасным… И Платонов уже в 1927-м году предвидит все эти вещи и кричит о них.

Однако в буднях великих строек это предупреждение автора остаётся гласом вопиющего в пустыне. И только теперь, когда все жуткие прозрения Платонова стали реальностью и мы, наконец, начинаем осознавать, а не только огульно проклинать или огульно же прославлять и значение Революции, и её реальную а не догматическую или извращённую историю, и героев революции – тоже не в виде лубка или страшилки, да и всю нашу советскую историю наконец начинаем осмысливать именно с этих позиций, настоящее творчество Платонова становится особенно важно. Ведь именно он говорил об этих вещах ещё в самом начале советского проекта. И ещё важнее именно настоящее, глубокое, метафизическое прочтение этих предвидений автора о котором я и говорил в настоящем докладе, чего не сделали его современники и чего сознательно не дали сделать потом перестройщики сделав из сложности и гармоничности Платонова примитивный антисоветский комикс.

Tags: Аврора, Ижевск, Платонов, Чевенгур, литературный клуб
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments