И вечный бой, покой нам только снится, сквозь кровь и пыль, летит степная кобылица и мнёт ковыль...

Previous Entry Share Next Entry
Потрясающий копьём Шекспир часть 1
nihga


Сегодня состоялось очередное заседание литклуба "Аврора" которое было посвящено обсуждению тайны творчества и биографии Шекспира. Для удобства мой доклад будет разделён на две части.

Сегодняшнее наше последнее в данном учебном году заседание будет не вполне обычным, т.к. обычно мы берём два произведения, которые нам кажутся в чём-то близкими по проблематике, тематике, художественному значению и т.д. и проводим некоторый сравнительный аналитический обзор их по тем или иным критериям. Ну, или обсуждаем какое-то отдельное произведение или, скажем, направление в литературе по такому же принципу. Однако, сегодня наш второй постоянный докладчик ввиду объективных жизненных обстоятельств отсутствует и потому вашему вниманию будет представлена обзорная лекция по проблемам творчества и биографии известного английского драматурга и поэта – Уильяма Шекспира. Тем более, что когда мы когда-то говорили о разнообразном прочтении «Гамлета», то вскользь касались этого вопроса. Соответственно, теперь мы решили разобрать данный вопрос подробнее.

Сразу введу всех в курс дела – смысл в том, что реальный человек по имени Уильям Шекспир в Англии на рубеже 16-17 веков не существовал, этому нет никаких документальных подтверждений (даже записей в церковно-приходских книгах). Реально существовал некий пайщик лондонского театра «Глобус» и член труппы этого театра Уильям Шакспер, который был откупщиком в Стратфорде на Эйвоне и которого традиционное шекспироведение и соотносит с именем Шекспира – великого драматурга. Однако тут у традиционных шескпироведов возникают сплошные неувязки, я некоторые из них перечислю: нет ни одного прижизненного изображения Шекспира и только одно загадочное посмертное на Великом фолио, плюс весьма странные памятники на могиле Шакспера в Стартфорде. Существует шесть образцов письма Шакспера (это – подписи, в т.ч. под завещанием) и все они говорят о том, что человек этот был как минимум крайне малограмотный и писать непривычный, более того – вся семья его – даже дочери, была безграмотной. При этом безродный и необразованный откупщик демонстрирует невероятную образованность и эрудицию – Шекспиром внесено 3000 новых слов (к примеру, образованнейший современник Шекспира Френсис Бэкон внёс всего коло 1200), чувствуется, что он читал в оригинале античных авторов и поэтов, знает в деталях придворный этикет, хорошо владеет французским и итальянским. Многие сюжеты пьес Шекспира были взяты из литературы, появившейся в Англии только спустя десятки лет – значит, автор хорошо знал кроме латыни и греческого также французский и итальянский. На смерть Шакспера в 1616 году – главного кандидата на роль величайшего гения английской поэзии Шекспира никто из современников-поэтов не отозвался ни строчкой. И самое главное – пайщик «Глобуса» Шакспер по жизни занимался откупом и вышибанием недоимок и был в этом деле damn good (сохранились документы), автор же гениальных пьес и стихов Шекспир – клеймил и ненавидел всех этих мерзких стяжателей почём зря. В общем биография стратфордца Уильяма Шакспера очень плохо соотносится с творениями Великого барда.

Но традиционное шекспироведение –главным образом западное, т.к. наше с 30-х годов прошлого века просто следует за ним, такие вещи не смущают, они либо не видят фактов, либо выдумывают крайне притянутые за уши объяснения всем этим фактам. Не лучше и нетрадиционное шекспироведение - тут называют в качестве реального автора то Френсиса Бэкона, то графа Саутгемптона, то саму английскую королеву Елизавету, то какие-то другие фигуры близкие к литературным и аристократическим кругам того времени, но убедительных фактов в пользу этих гипотез не предоставляют, т.к. ввиду того, что даже при названии имён прямо причастных к тайне творчества Шекспира, полная картина не вытанцовывается. Вопрос почему и что это за игра такая (вроде как ведь есть стихи и пьесы – и какие! а человека такого фактически не было), был подробно рассмотрен известным советским, а затем российским литературоведом Ильёй Гилиловым (он даже был с 86 по 89-й почётным секретарём шекспировского общества АН СССР) в его произведшей эффект разорвавшейся бомбы работе 1997-го года «Игра об Уильяме Шекспире или тайна великого Феникса». Меня доводы Ильи Менделевича убедили, т.к. они вполне научны обоснованы – тут и документы эпохи, и анализ литературных произведений и вполне известные исторические факты.

Собственно вначале я вкратце и представлю тут главные постулаты теории Гилилова, потому что он очень хорошо разобрал и понял эту ловко сотканную игру вокруг того, что мы называем наследием Шекспира. А затем попробую задаться вопросом, что игра эта, затеянная в начале 17 века – которая очень тонка и почти неуловима, из себя представляет. Для чего всё это? Ведь те, кто создавал эту тайну и весь нерукотворный памятник под названием Шекспир, очень хорошо спрятали все концы нитей и чтобы их размотать, Гилилову пришлось с головой погрузится в контекст той эпохи, понять психологию тогдашней аристократии и актёрско-писательской среды и по сути своей, применить ещё марксистский, целостный с глубоким погружением в контекст эпохи, метод исследования, так проклинаемый позднесоветской предательской интеллигенцией. О методе подробнее будет чуть ниже, тут же важно понять, что это за игра и зачем она была нужна. Более полный ответ я дам в конце (а то слушать будет неинтересно), но уже тут обозначу сразу контекст и главный нерв эпохи, произведения Шекспира – это конец 16 начало 17 века, время перед восстанием Кромвеля, время, когда эпоха Елизаветы I сменилась правлением сначала Иакова I, а затем Карла I. Во времена Елизаветы абсолютизм необходимый для борьбы с таким мастодонтом как Испания, расцвёл в полной мере, и наследники королевы только старались его усиливать. Усиливая вместе с этим, естественно, опорный им класс феодалов. Однако уже начиналась английская промышленная революция, и вместе с нею стал осознавать себя классом новый класс, которому суждено было стать потом правящим – буржуа. Эти классы дряхлеющий и становящийся претендующие на роль правящего, не могли не начать выяснять между собой отношения, что и закончилось английской революцией – или гражданской войной 17 века. В итоге монархия в Англии стала из абсолютной – конституционной и это позволило совершить в дальнейшем полноценную промышленную революцию, а старая аристократия – феодалы, исторически отошли на второй план.

Как и обещал, вернусь к марксистскому, по сути, методу исследования Гилилова и скажу, что несмотря на это, ортодоксам кондового марксизма, превратившим данное учение в мёртвую и сухую догму (и так убившими Советский Союз, а вместе с ним обрекшими Россию на смерть и прозябание), радоваться применению этим учёным марксистского метода преждевременно, так как только избавление от этих созданных ими догм и позволило Илье Менделевичу создать очень живую, целостную работу. Которая только и может по-настоящему понять и передать реальную живую жизнь того времени, когда некоторые особы выдающиеся представители тогдашней английской элиты, вообще склонной к игре, театрализации и тайне, затеяли этот многовековой тонкий маскарад с «Потрясающим копьём». Более того, без этой самой живости и целостности такую тонкую игру не удалось бы разглядеть, всё бы просто рассыпалось на кучку разрозненных фактов и досужих домыслов (чем, кстати, и грешат большинство не принимающих Шакспера в качестве Шекспира исследователей). И это очень важно и для нас, как членов организации «РВС» и «Суть времени», так как подобную же научную целостность и живость взгляда на вещи, не отягчённую и не ограниченную отмершими догмами, узостью мышления и разнообразными предрассудками, предлагает Сергей Кургинян в своих работах и газете (и учебниках) «Суть Времени» как даже может быть некий новый метод познания. Сергей Ервандович так преследует несколько целей – он создаёт новый патриотический культурный и политический мейнстрим для России, вообще формирует новую патриотическую российскую элиту (контрэлиту, т.е. не стремящуюся к самоизоляции от остального народа, не противопоставляющую себя народу и являющейся элитой служения своему народу) и вырабатывает для этого новый целостный язык. А также это – и сам метод исследования, и тайна биографии Шекспира, будет крайне интересно и вообще людям думающим, современным в самом прогрессивном понимании этого слова. Кому интересно такого рода знания освоить более глубоко – могут подписаться на газету СВ, где весь материал подаётся именно в таком ключе.

Оговорив всё это и задавшись главным вопросом, перейдём непосредственно к игре Феникса, как неслучайно называет игру вокруг Шекспира и его творческого наследия Гилилов и это есть отправная точка его многолетнего исследования. Феникс – птица возрождающаяся из пепла и создатели Потрясающего копьём (Shake-speare) так возродились из пепла в его наследии. Я постараюсь только передать суть, т.к. кому интересно – может прочитать саму книгу Ильи Менделевича. Гилилова, как литературоведа, заинтересовал английский сборник стихов «Жертва Любви» напечатанный по дате в книге (сознательно изменённой в целях вышеописанной игры) в 1602 году.



Сборник посвящен смерти загадочной поэтической платонической супружеской пары, и в нем содержится небольшая поэма Шекспира (до момента её обнаружения 200 лет назад – никому не известная) «"The Phoenix and the Turtle", что на русский язык всегда ошибочно переводилось как "Феникс и Голубка"» который печатается уже около двухсот лет. Отрывок из поэмы:

ПЛАЧ
Красота, Верность, Совершенство,
Милосердие, Благородная Простота
Здесь лежат, стали прахом (пеплом).
Смерть стала Гнездом Феникс,
И верное сердце Голубя
Обрело покой в вечности.
Они не оставили потомства,
Но это не признак их бессилия.
Их брак был чистым (целомудренным).
Что-то может казаться
Верностью, но ее нет,
Красота может похваляться, но это не она.
Верность и красота погребены здесь.
К этой урне пусть направятся те,
Кто верен, кто справедлив.
Об этих умерших птицах вздохнет молящийся.
Уильям Потрясающий-копьем.
(WILLIAM SHAKE-SPEARE)


Мало того, что таинственная и многозначительная поэма, очевидно, принадлежит перу Шекспира, так и ещё в конце фамилия будущего на тот момент классика английской литературы дана через дефис и сделано это не случайно. Для прояснения вопроса, надо объяснить, что фамилия откупщика из Стратфорда на Эйвоне звучит по-русски именно как Шакспер и пишется по-другому: SHAKSPEARE.

Так вот, Илья Менделевич стал задаваться вопросами, которыми никто не задавался на Западе (не то, что у нас). Почему там никто не задавался? Потому что западное шекспироведение и лидирующие в нём англосаксы – которые по понятным причинам определяют тут мейнстрим, отличаются весьма «квадратным» мышлением. Для последователей гипотезы авторства этих стихов откупщиком Шакспером (стратфордианцы) вопрос неверной даты не стоит изначально – и они вдобавок очень узкие специалисты, что не даёт им взглянуть на картину в большой перспективе. А нестратфордианцев тамошнее научное сообщество очень редко принимает всерьёз, они также узко (как большинство на Западе, о чём, например, ещё Кара-Мурза старший писал в «Советской цивилизации») мыслят плюс очень часто их гипотезы страдают плохой фактологией и отдают откровенной конспирологией, что отчасти такую маргинализацию их и породило.

Гилилов же, как человек с классическим высшим советским образованием и потому кругозором крайне широким, сразу ухватился за данный сборник, на который на Западе особого внимания не обращают. Выяснилось, что в 1602 году никакая такого рода отношений (платонический брак) и уровня значимости (в сборнике стихи почти всех значительных поэтов того времени) поэтическая пара в Англии не умирала; сборник такого рода в 1602 году выйти не мог и вообще он нигде в тогдашних регистрах печатных изданий (а не вносить туда печатавшиеся тогда книги было запрещено) не упомянут – хотя при этом выпустили книгу очень респектабельные, не хотевшие иметь проблемы с законом издатели - Блаунт; посвящён сборник в качестве «подарка к свадьбе» (хороший подарок, правда? Реквием по умершим) людям причастным к этой книге только очень и очень косвенно.

Методом сравнения бумаги нескольких экземпляров данного сборника и водяных знаков на ней, Гилилову удалось установить верную дату выпуска – 1612 год. Эта дата в отличии от указанной в книге фальшивой 1602 года, очень многое прояснила. В этом году был с некоторыми загадочными и даже странными ритуалами похоронен умерший в 35-летнем возрасте от долгой изнурительной болезни Роджер Меннерс, 5-й граф Рэтленд, друг и соратник знаменитого Эссекса (бывшего фаворита королевы Елизаветы) и близкий
друг другого соратника Эссекса – не менее знаменитого Саутгемптона (похоже, что очень близкий… Гилилов называет его однажды «интимным» другом Саутгемптона, а тексты Шекспира посвящённые Саутгемптону эротическая поэма «Венера и Адонис», а также знаменитые сонеты, косвенно говорят об этом, в частности в некоторых сонетах, например последние две строки сонета 66 в переводе Маршака звучит так:
Все мерзостно, что вижу я вокруг...
Но как тебя покинуть, милый друг!

хотя в оригинале там написано не «мой друг», а «my love»). А также скончалась его платоническая супруга – дочь Феникса английской поэзии (и поэтому она в стихах зовётся тоже Феникс), знаменитейшего их поэта Филиппа Сидни, Елизавета. Причём Елизавета покончила с собой из-за смерти Рэтленда и была похоронена тайно.


Граф Саутгемптон, почти единственное сохранившееся изображение.

Это стало началом нити туго запутанного клубка игры около имени Потрясающего копьём и в процессе своего исследования Гилилов приходит к выводу, что граф Рэтленд – это первый и основной из главных участников творческого союза «Потрясающего копьём».

Ссылка часть 2.


promo nihga june 6, 08:03 4
Buy for 100 tokens
Без шороха и стука, не грея, не горя, В мир тихо входит скука, и дни проходят зря, Не хочется работать, и даже – пить и есть, Всё только лень-зевота, желанье спать прилечь, Грозит безумьем скука, ужасным смертным сном, Бессильны тут наука, и медицинский дом, И не помогут…

?

Log in

No account? Create an account