И вечный бой, покой нам только снится, сквозь кровь и пыль, летит степная кобылица и мнёт ковыль...

Previous Entry Share Next Entry
Параллели между «Мастером и Маргаритой» Булгакова и «Степным волком» Гессе
nihga


Ижевская ячейка "Суть времени" возобновила заседания литературного клуба "Аврора"! Это просто - ура,товарищи! Т.к. стоило нам больших душевных и прочих сил, но мы сделали это. Предлагаю вниманию читающих свой доклад на сегодняшнем заседании, видео как обычно - чуть позже будет.

Вообще, отмечу, что данные параллели проводить несколько некорректно, на мой взгляд. Гораздо уместнее было бы провести параллели между гётевским «Фаустом» и «Мастером и Маргаритой». Тут вам, пожалуйста, и слёт именно нечисти (а не всего лишь магический театр как у Гессе), и именно дьявол (а не мелкий бес и по совместительству мастер шизофренически-наркотической игры Пабло в «Степном волке»), дьявол как-то сопровождающий героев (Пабло же у Гессе появляется только в конце, но это правда соответствует тому, что бес именно в конце показывает своё истинное лицо), и некоторая награда от него получаемая ими же – Фауст таким образом желает развеяться («Мне скучно, Бес...»), а Маргарита - соединяется с Мастером (Степной волк – просто сам познаёт себя), и вообще, у Гёте и Булгакова говорится именно о противопоставлении Добра и Зла, как категорий, у Гессе же – о смешении Добра и Зла. И герои Гете, и герои Булгакова после этого бала в итоге движутся дальше, отягощённые Злом….  Это, кстати, тоже не случайное название использованное другими известными авторами примерно в такого же рода произведении. Более того, масса исследователей творчества Булгакова говорит о прямом влиянии «Фауста» на автора «Мастера и Маргариты» (поэтому и Маргарита, кстати – Гретхен-Маргарита у Гёте).

Но вернёмся от Стругацких к Гессе. «Степной волк» Гессе – это вещь несколько иного рода нежели «Мастер и Маргарита». Тут говорится практически о шпенглеровском закате Европы, только, конечно, в художественной форме. О культурной составляющей этого заката. О разрушении культуры классической и рождении постмодернизма, наверное, даже как симулякра культуры. Псведокультуры, масскульта, китча и т.п.. О тупике европейского развития и грядущем конце истории. О разрушающемся сознании человека надвигающейся эпохи. По сути, Гессе, человек, находившийся на острие данного процесса, описал какие-то, может быть даже метафизические свои ощущения от происходящего. И отчасти показал, чем именно всё это закончится – а закончится оно может только пустотой и безумием (записки Гарри Галлера  - а это заглавные буквы имени Герман Гессе, прямо называются «только для сумасшедших»), которое мы и наблюдаем в наше время т.н. «конца истории».

При этом и сами герои обоих романов просто диаметрально различны. Маргарита – это практически Муза и вначале даже Прекрасная дама трубадура Мастера (Булгаков неслучайно вначале же последнего называет именно Поэт). Она замужем, но это ничего не значит, и у неё нет детей. То есть до бала Воланда, мы имеем дело с некоторой сознательной куртуазностью любви Мастера и Маргариты, которую показывает Булгаков. Но, конечно, потом это сменяет некая страсть сродни афродической, т.е. страсть ради страсти, разрушительной, не ведущей к материнству. Женщина только как любовница и ни в коем разе не как мать. Т.е. речь о разрушительной энергии страсти.

Гарри Геллер же – это плоть от плоти буржуа, но сын сей – блудный. Он по-тихому ненавидит их и в то же время никак не может с ними разорвать. Буржуа – это лживая человечность, их гуманизм – существует только пока он им выгоден и Гарри уже предвидит, что грядёт день, когда они спокойно перешагнут через него, отринув все «химеры совести». Но взамен, он приходит только к культу смерти и безумия, ибо плата за обретения «себя» - а, по мнению Гессе, это звериная часть человеческой натуры – разум. Надо стать сумасшедшим зверем, чтобы познать себя и окончательно избавиться от буржуазной лживой морали…. При этом необходимо сразу оговорится, что Гессе был крайне не любим руководителями Третьего Рейха и в 1942-м году, часть его книг там запретили.

Но то, что и в «Мастере и Маргарите», и в «Степном волке» есть две в чём-то сходные и самые важные сцены - бала у Воланда и «Магического театра» только для сумасшедших, даёт возможность эти сцены в чём-то сравнить и провести тут какие-то параллельные линии. Что я и попробую сделать, но с упором на книгу Гессе, наверное, т.к. т.н. массовая культура (западная, в первую очередь), созданная в ХХ веке как особое явление, концептуально несёт в себе именно то, что заложено «Степным волком». То есть нигилистический прорыв сквозь человеческое, животного начала в человеке, торжество формы над содержанием, вообще капитуляцию человеческого начала. И именно книга Гессе, даёт какой-то общий взгляд на это явление, раскрывает его истинную суть, если считать что суть явлений – есть пустота. Книга же Булгакова – это «великий гностический роман» по словам Святослава Бэлзы, и это, на мой взгляд, очень хорошая и исчерпывающая формулировки сути книги.

Итак, сходства и различия между балом Сатаны у Булгакова и магическим театром только для сумасшедших Гессе:

Во-первых, сходно то, что для того чтобы попасть на такого рода действа (мистерии – действа, которые не оставят тебя прежним), нужно чем-то заплатить. Чем-то очень сущностно наиважнейшим из своей личности. Маргарита отдаёт свою душу, Гарри Галлер – разум. Различно же, то, что это абсолютно разные категории. Мало того – они ещё и малосравнимые, конечно жизнь без разума – это страшно и ужасно, но жизнь без души – просто невозможна. С душой теряется то, что делает человека человеком, а жизнь – жизнью, а не существованием.  При этом и цели преследуются совершенно разные: для Маргариты это единственно возможный путь соединения её навечно с Мастером - Судьба; для Степного же Волка – это просто инициация определенного рода, после которой он познает себя. Один из шагов на пути.

Во-вторых, сходно то, что для обоих героев тут невозможно остаться пассивным наблюдателем, необходимо совершить нечто на этих шабашах, для того, чтобы получить желаемое. Для Маргариты – стать Королевой Бала Воланда, для Гарри – убить свою подругу, по желанию последней. Однако и тут есть очень серьёзные различия – Маргарита делает это подчёркнуто не по своей воле, Степной волк же – несмотря на не желание совершать убийство своей, кстати, тоже почти куртуазной возлюбленной, делает его легко и не задумываясь.

В третьих, и это основное – тут есть откровенная инфернальность того, что и Маргарита, и Галлер желают в итоге получить. Маргарита жаждет вечного покоя при Мастере в некоем внемировом пространстве.  И вот именно это и навевает в первую очередь мысли о том, что Булгаков говорит здесь о плероме – внемировой и благой полноте гностиков противостоящей нашему несовершенному миру, и воссоединившейся в ней, после предшествующего этому отпадению от блага, паре эонов – т.е. эманаций, проистекающих из Единого и всеблагого Бога.

И тут можно напомнить, что Булгаков хотел своего героя сначала просто назвать Фауст. Естественно,  хотел он так сделать неслучайно, и тут надо рассказать, что предыстория гётевского «Фауста» имеет свою гностическую изнанку. Дело в том, что гностик Симон-маг, после своего посрамления апостолом Петром, уличившего его как шарлатана и дающего взятки за овладение чудесным Божьим даром (исцелением и благословением через рукоположение), выступал в Риме перед Сенатом и тогдашним императором со своими чудесами под прозвищем «фуастус», что значит счастливый (Симон неудачно пытался полететь, и согласно преданию, этому тоже помешал апостол Пётр). Поэтому доктор Фауст – это первый гностик (гнозис – по-гречески «знание», отсюда – гностик, это знающий, т.е. причастный к истине недоступной всякому) Симон-маг. Если же добавить к этому, что Симон-маг водил с собою блудницу из Тира, которую он считал реинкарнацией Елены Прекрасной – причины троянской войны (и предлагал соединяться через неё с высшей благодатью). А саму Елену, Симон считал эпиноей (т.е. мыслью) отпавшей в результате вселенского грехопадения от Всевышнего. Согласно его мировоззренческой доктрине, эту  Эпинойю, Праматерь всего материального мира, после этого самого грехопадения, её же творения архонты-демиурги отдалили от истинного Бога создав материальный мир и заключив  в оковы материального женского тела, в котором она, опускаясь всё ниже и ниже в этом материальном же мире, постоянно перерождается в виде земной женщины. И это ей и божественным пневмам явился Спаситель в греховном мире Демиурга. В этом свете, совершенно по-другому начинает выглядеть совершенно справедливое утверждение Мариэтты Чудаковой о близости образов Мастера, Иешуа и князя Мышкина Достоевского, потому что члены секты Симона Волхва, именно его считали Спасителем. То есть два Эона – эпинойя и Иисус, должны в итоге возвратиться, после серии выпавших на их долю испытаний-искуплений вины за падение эпинойи, к Всеблагому Богу, в пределы Божественной же плеромы. В общем, таким образом, становится понятно, почему С.Белза назвал роман именно так. Это – в том числе и некое гностическое толкование Святого писания.

Гарри Геллер же сначала пройдя все стадии приготовления к мистерии – распалив до полыхающего огня свою энергию пола и приняв некие волшебные наркотические смеси Пабло, приобретает способность творить любые безумия, пробуждать в себе степного волка и управлять им – но и волк получает диаметральную противоположность по отношению к Гарри.… Также теперь он может совершенно произвольно собирать и разбирать своё сознание и таким образом понимать и конструировать смысл игры, на которую заменяется реальная жизнь, и встаёт на путь освобождения от обременяющего его «слишком человеческого» и становления, таким образом, Бессмертным. Т.е. тут показываются все элементы того, что спустя 40 лет назовут постмодерном.

О Бессмертных тут нужно сказать особо, т.к. это тоже момент, который сродняет романы Булгакова и Гессе. Ведь первый совершенный являющийся Гарри Галлеру – это снова и совсем неслучайно Гёте. И снится ему он (Гёте) после того как Гарри Галлер после своей смерти встречает свою будущую возлюбленную и жертву – Гермину. Имя Гермина – это тоже неслучайное имя, т.к. "герман" на латинском – означает близкий, родственный. Ну или германец. Соответственное прочтение имени и этой девушки: т.е. Гарри символически убивает саму Германию, по её собственному желанию. Классическую Германию, добровольно окунувшуюся в карнавал поп-культуры, отрёкшуюся от своей великой классической культуры, т.к. истинному духу Германии не место в этом времени. Об этом говорит также косвенно намекает само имя Гарри - англосакское (а это Англия и Ко победили Германию в Первой мировой). Но вернёмся к Бессмертным, так вот – Бессмертные не любят когда к чему-то относятся серьёзно, потому что серьёзность – это атрибут времени. А в вечности – времени нет, есть только мгновенье, которого только и хватает на шутку.

Потому, самая суть Бессмертных – это смех, смех беззвучный, холодный, призрачный и всеразрушающий. Нечеловеческий. Эта та самая суть Гёте, которую другой немецкий писатель Томас Манн в «Лотте в Веймаре» устами одного из секретарей Гёте же назвал: «нечеловеческой, а скорее – эльфической». Т.е. – причастной уже к бессмертию но к бессмертию особого рода, духа, таким образом, совсем свободного от химеры любого человеческого… К последним Гессе умудряется причислить даже Моцарта, с чем, естественно, нельзя согласиться никак. Тут очень важно заметить, что постмодерн как раз и занимается тем, что издевается и уничтожает ценности модерна.

И вот это и есть тот самый момент, в котором Гессе утверждает, что суть всего – пустота, что поэтому всё бессмысленно и потому Бессмертные (которым Гессе тоже очень отчаянно хотелось бы быть) постигшие эту истину, смеются над дольним миром смертных людей с его серьёзностью. И это тоже есть некий гностический момент, т.к. это гностики утверждали, что весь мир Демиурга – это ложь и пустота (между прочим – буддизм потому и сродни им) и нужно стремиться всеми силами только в мир горний….

Вот так, кратко, я бы провёл таки некоторые параллели между магическим театром «Steppen wolf» Гессе и «Мастера и Маргариты» Булгакова. Они прослеживаются, но, конечно, с учётом того что я сказал уже выше. И главное различие тут – это конечно то, что герои Булгакова несмотря на всю гностичность романа, ещё как-то движутся в канве классики – т.е. что-то ещё говорят о разделении Добра и Зла, другое дело, что именно тут является Добром, а что Злом. Степной волк же уже смешивает эти вещи и единственное мерило для него – это суть явлений, которая пустота, а потому можно творить всё что ни заблагорассудится и всячески топить себя в различных проявлениях гедонизма, после которых пустота с каждым разом будет шириться перед тобой всё больше и больше. И когда она наконец заполнит собою всё, тебе ни останется ничего как кроме того чтобы шагнуть в неё и растворится в ней. И это и есть путь современной западной цивилизации, по словам Н.Бердяева из предисловия к «Закату Европы» Шпенглера – «цивилизации смерти», существование которой совершенно обессмыслено и которая тащит в это никуда за собою весь остальной мир и всё человечество.

promo nihga june 6, 2017 08:03 6
Buy for 100 tokens
Без шороха и стука, не грея, не горя, В мир тихо входит скука, и дни проходят зря, Не хочется работать, и даже – пить и есть, Всё только лень-зевота, желанье спать прилечь, Грозит безумьем скука, ужасным смертным сном, Бессильны тут наука, и медицинский дом, И не помогут…

  • 1

а вот, интересно,

Гессе родился раньше Булгакова (довольно значительно), а умер позже, но вопрос в том, Булгаков мог испытать некоторое влияние со стороны творчества Гессе?

Edited at 2017-02-21 06:25 pm (UTC)

Всё может быть, конечно,

но именно в "Мастере и Маргарите" - не думаю. Там всё же "Фауст".

Бедная Гретхен. О ней все забыли.

Таки мы же не "Фауста" обсуждали.

Интересно! А продолжение будет?)

Спасибо. Ну мы вроде решили литклуб таки вести каждый месяц (кроме каникул - летом), так что надеюсь будем эти материалы выкладывать.

Интересно было читать! )

Спасибо Вам на добром слове!)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account