И вечный бой, покой нам только снится, сквозь кровь и пыль, летит степная кобылица и мнёт ковыль...

Previous Entry Share Next Entry
Отношения машины и человека в «Кибериаде» и «Сказках роботов» Лема
nihga


Данный пост – это проект доклада на сегодняшнем заседании литературного клуба «Аврора» проводившегося в рамках проходящего в библиотеке им. Некрасова г.Ижевска, в которой проводятся заседания клуба, фестиваля фантастики и посвященного творчеству Станислава Лема. Видео данного заседания будет несколько позже – выяснилось, что наши заседания имеют некую локальную известность на ютубе, поэтому мы теперь обязательно делаем видео с хорошим звуком. Тем не менее, считаю, данный материал вполне пригодным для отдельного поста и предлагаю его вниманию читающих.

«Кибериа́да» — серия рассказов польского писателя-фантаста Станислава Лема, опубликованных в нескольких сборниках. Основная часть была написана в период с 1964 по 1965 годы. И ещё несколько рассказов уже совсем философского и мировоззренческого толка были напечатаны в период с 1971 по 1979 годы. Рассказы объединены фантастической псевдо-средневековой вселенной, где место людей занимают роботы, а также общими героями — великими конструкторами Трурлем и Клапауцием.

Также в сборник с «Кибериадой» обычно входят т.н. «Сказки роботов» которые почти тоже, что и «Кибериада» стилистически и смыслово, с той разницей, что в них отсутствуют два вышеупомянутых великих конструктора-демиурга. Потому можно говорить о тождественности концепций и идей, которые заложены в эти две книги.

Жанр цикла сложный. Тут присутствуют и научная фантастика, и какой-то очень типичный западно-славянский юмор (а-ля Гашек), и сатира (на социализм, к которому сам Лем очень неоднозначно относится, мораль, устои, на иные литературные жанры и т.п., в том числе и на европейское средневековья), в то время как сам Лем относил «Кибериаду» к философским притчам. Кроме того – это некое новое прочтение типичного славянского фольклора и переложение его с помощью героев, не являющихся людьми. О чём подробнее ниже, здесь же нужно сказать, что сборник «Сказки роботов. Кибериада» это действительно очень умная, основательно пропитанная наукой, сатирой и юмором, некоторыми фольклорными отсылками, книга философских притч имеющих не один слой понимания.

Первый слой (как совершенно правильно отмечает автор Википедии) считается лёгким и увлекательным чтением, подходящим даже для детского возраста, насыщенным блестящим юмором и игрой слов, в то время как подготовленный читатель обнаруживает глубокий философский подтекст, содержащий размышления о будущем технологии и морали в нашей цивилизации.

С этим нельзя не согласиться, т.к. две эти вещи вполне лежат на поверхности, но нужно сказать и о ещё двух пластах понимания книги – культурно-антропологическом и концептуальном.

Сначала я хотел разделить эти два слоя, но ввиду их жесточайшего переплетения и вытекания одного из другого, в рамках короткого выступления сие не очень представляется возможным. Поэтому я буду приводить несколько фактов, относящиеся к такому пониманию произведения и рассматривать их с двух этих сторон.

Для начала, надо сказать, что книга совершенно не антропоцентрична. Её герои, их характеры, действия, мотивы поступков и т.п., естественно, т.к. автор всё-таки человек и пишет для людей, очень напоминают наши с вами; но постоянно подчёркивается что они – разумные машины. Сопутствующий концептуальный момент– сразу возникающий вопрос, почему вдруг машины вообще стали существовать отдельно от людей? И т.к. книга написана в 60-е годы ХХ века, тут на ум сразу приходит типичный пример такой концепции западной научной фантастики ХХ века (правда уже периода 80-х, но, тем не менее, это оно же) которая очень плавно перетекает и в наше время – известнейший фильм «Терминатор». То есть либо о разумных машинах, вышедших из-под контроля людей в результате ядерной войны и уничтожающих или сбегающие от последних; либо о машинах запустивших ядерную войну. Так или иначе, здесь подспудно Лемом проводится типичная для западной фантастики мысль о том, что ядерная война – неизбежна для человечества (при этом – он писатель из соцлагеря, где такие мысли не поощрялись, но это не мешало ему издаваться большими тиражами, что говорит в свою очередь о некоторой ангажированности Лема).

И если, в 90-е над такими вещами кто-то посмеивался – вот, дескать, последствия холодной войны – понаписали, умники, теперь «разрядка» и всё такое; то в современных условия развёртывания холодной войны 2,0, чуть ли не открытого конфликта США и России через такие тлеющие зоны локальных конфликтов и столкновений интересов (гражданская война на Украине где официально и США, и Россия не присутствуют - но интересы их и наши там явно скрещиваются; Сирия – ИГИЛ и Турция со стороны США и сирийская армия при поддержке нашей авиации – с другой), окружение России системой ПРО и расширение НАТО на восток, экономические коллапсы как неразрешимые иначе как войной кризисы капитализма; вызванные характерной для последнего неравномерностью развития; в общем, всё это заставляет задумываться о таких вещах крайне серьёзно, тем паче, что такова наша современная реальность.

Однако вернёмся к книге. Итак, после вышеозначенных предначертанных массой писателей Запада событий и потому уже укреплённые в сознании массового читателя и возникающие в подсознании читающего книгу (как когда-то при упоминании богов из «Младшей Эдды» в голове древнего скандинава возникали все мифы связанные с этим именем – это архаика, принцип любого мифологизированного сознания), машины освоили космос и разбились на какие-то свои уже космические государства. При этом они живут согласно своеобразной псевдосредневековой этике. Возникает вопрос: а почему именно «псевдо»? Потому что, в 60-е годы ХХ века, вновь появилось концепция т.н. «нового средневековья» которую разрабатывали такие известные люди как Питирим Сорокин, Г.П. Щедровицкий (между прочим главный методолог СССР в том числе) и А.А Зиновьев. Концепция «Нового средневековья» предполагающет и подразумевающет возврат современного или будущего общества к тем или иным нормам, практикам, социальным или технологическим чертам, характерных для средневековья. Оценивается эта концепция и как упадок цивилизации и, в тоже время, как новые возможности. Машины разумные Лема живут и творят в новом средневековье потому что произошёл упадок человеческой цивилизации и возникли новые возможности для так его сердцу милой - машинной. Последняя построила этот свой жестокий и дегуманизированный мир Средневековья машин, о чём подробнее ниже.

Во-вторых, человек ставится в один ряд с машиной. Как говорится существом с планеты с Наивысшей ступенью развития из рассказа об отшельнике Альтруизине: «Порою люди строят роботов, порою роботы — людей; все одно, чем думать, металлом или киселем».

Этот рассказ вообще снова о том, что все попытки улучшить этих непонятных и неисправимых существ – то ли машин, то ли людей – они бессмысленны. И тут снова проглядывает такая до боли знакомая западная протестантская концепция об изначальной греховности и неисправимости человеческой натуры – так свойственная фантастике западной (тут вам и знаменитая «Стальная крыса» Гаррисона, и «Человек который продал Луну» Хайнлайна, и «Почти как люди» Саймака). Но вернёмся к идее возможности постановки вопроса равенства человека и машины, вводимой Лемом и однозначному и даже, как будет видно в дальнейшем, проигрышному для людей ответу Лема на этот вопрос. Как мы видим, Лем не признаёт главное отличие машины от человека – способность к творчеству, именно это самое «по образу и подобию» Творца данное человеку. Дело в том, что машина может общаться и мыслить только суперрациональным т.н. формальным машинным языком, который из-за своей рациональности никогда не сможет оперировать метафорами, которые, благодаря тому, что человеческое мышление и рационально и в тоже время иррационально, являются основой человеческого языка и вообще развития, обучения и познания. Кроме того машина действует только по заданной программе и тут возникает вопрос о субъектности и свободен воли которая у машины тоже невозможна.

Я должен для большей убедительности привести, наверное, ещё какой-то пример того, что Лем ставит на одну доску людей и машины – и это само название книжки «Сказки роботов». Вдумайтесь, у его роботов – возникают сказки, которые по сути своей явление устного фольклорного творчества, отражение жизненного уклада и обычаев, способ передачи идентификационной информации поколениям и кладезь каких-то устоев старины относящееся только к людям и которое машине никогда не будет доступно и не нужно по сути. Зачем машине всё шифровать в виде каких-то непонятных метафор, если можно просто увеличивать банк памяти и когда нужно просто вынимать оттуда требуемую информацию? Нерационально. Мало того, эти сказки строятся точно по типу человеческих. То есть, тем самым говорится, что машины пошли по пути развития человека (правда по-своему, конечно) и его фактически – заменили.

Итак, герои книги это разумные машины, в случае с Трурлем и Клапауцием – гениальные конструкторы-демурги. Это тоже не случайное слово (демиурги), оно очень важно концептуально. Слово «демиург» - греческое и дословно означает ремесленник. В различных гностических (гнозис – знание, греч.) системах так именуется творец нашего с вами мира. Но творец – неудачник, ремесленник. Мир, по мнению гностиков, у него получился соответственно неудачный, пакостный и недостойный для существования. Поэтому нужно ожидать и приближать всячески конец света, чтобы на обломках этого мира возник совершенный.

И гениальные конструкторы названы так именно потому, что они, несмотря на то, что существуют в кибернетическом жесточайшем средневековье, могут творить миры, разумных существ, зажигать и гасить звёзды и т.д.. И при этом они именно демиурги – они совершают массу ошибок от своего собственного несовершенства, которые им приходится затем самим расхлёбывать. И создают миры соответственные – несовершенные, потому что несовершенны они сами. И это – такой гностический камень, брошенный Лемом в Творение, который сам, кстати, в Бога не верил.

То есть тут основная идея книги и принижении человека и постановку в один ряд с машиной входит на новый уровень. Человек, оказывается – ещё и отстал в развитии от машины. В книге люди вообще именуются «бледнотиками тряскими, желейными» это аллюзия с «тварями дрожащими» и «право имеющими» Достоевского и сверхчеловека Ницще. Тут ещё важно заметить, что в книге вообще христианства в новом средневековье роботов не предусмотрено. Новое средневековье – оно дехристианизированное и следовательно дегуманизированное. Это – такой новый фашизм или арена, на которой теперь уже в космосе новые машинные цивилизации избавившись от гуманистических предрассудков людей их создавших и самих создателей (правда вот с этикой человеческой у них ещё проблемы – мешает она им, но они над этим работают), спокойно уничтожают целые враждебные или невраждебные им планеты и расы, продолжают т.н. «естественный отбор» (или оргию всепожирания) Дарвина или или т.н. «гражданскую войну всех против всех» Гоббса. Как в нашем фильме «Кин-Дза-Дза» где Данелия ещё в 1986-м гениально предсказал, то что с нашим обществом будет когда и мы, отказавшись от гуманистических принципов социализма и коммунизма, перейдём к этой западной капиталистической модели жизни.

Более того, в рассказе «Повторение», Лем над христианством и его догматами откровенно издевается. И потом, снова показывается, что как ни ухищряйся – творение даже если его пересоздать, ввиду того, что за него берутся демиурги-ремесленники будет только ещё хуже. В конце Трурль приносит королю, заказавшему это новое, которое конструкторы пытаются создать по христианским принципам ввиду такого желания короля, которого в свою очередь в эту веру обратили полусумасшедшие хоть и благие отшельники-монахи, научно рассчитанную невозможность создания такого, идеального мира и общества.

В общем, в этом откровенно гностическом ключе явно проглядывающем в книге, можно о многом сказать, тут вам и Дылдак Самосын – история о том как на свалке куда Трурль выбросил пролетая мимо свой негодный горшок зародился Разум и как он потом самоликвидировался, и всё «Воспитание Цифруши» - тут вообще описаны все виды развития общества всегда приводящие к одинаково негативному результату.

В общем – кто хочет, отправляю его к первоисточнику и, надеюсь, даю таковому своим этом небольшим эссе какой-то новый ключ для понимания творчества Станислава Лема, который конечно откровенно зловещ, но тем не менее игнорировать его и говорить, что такового контекста в данной книге нет – нельзя. А следовательно необходимо понимать и изучать эти аспекты в фантастической литературе ХХ века, т.к. она – предтеча нашей современности и в чём-то её предвосхитила, давая своими идеями вдохновение различным учёным, концептуалистам и инженерам, которые это будущее затем воплощали. Хотя конечно, тут скорее всего имеет место взаимное влияние фантастов на указанные мною категории и членов этих категорий на фантастов.

И ещё, необходимо сказать о вот таком моменте – Лем, известный польский диссидент. Он поддерживал «Солидарность» и всё то, что привело Польшу к её нынешнему состоянию эдакого рупора американской пропаганды в западно-славянском мире. Тут вообще сложная история взаимоотношения России и Польши имеет место быть, последняя всегда хотела быть лидером в славянском мире и потому часто была настроена русофобски. Можно взять как пример концепции происхождения русского народа изобретаемые видными польскими учёными аж с 15 века, с явной целью нас принизить.

Перестройка же по-польски это вообще отдельный вопрос. Сейчас уже прямо говорят о ангажированности всей этой истории с «Солидарностью» с Запада. Ввиду этого фигура Лема, всемирно известного фантаста который в 1973 году был удостоен почётного членства в американской организации писателей-фантастов SFWA (Sciene Fiction World Assotiation, учредитель премии «Небьюла»), из которой был исключён в 1976 году за критику американской научно-фантастической литературы, которую он совершенно справедливо называл китчем, обвинял в плохой продуманности, бедном стиле письма и чрезмерной заинтересованности в прибыли в ущерб новым идеям и литературным формам (там же в Википедии), безусловно не может не быть не ангажированной. То есть, как показывает этот факт, сначала известного писателешку из какой-то Польши милостиво ввели в святая святых западной фантастики, а потом, когда он вообразил что имеет право разговаривать с американскими «богами» этого жанра на равных – его аккуратно поставили на место. Он теперь даже нигде толком у них в списках писателей-фантастов и не упоминается - отработали и выкинули. И это, наверное вообще показатель отношения западных господ к Польше. Используемой теперь как площадке для атак на Россию и плацдарма для системы ПРО. То есть Лем – это то чего в нынешней Польше уже нет и быть не может – взлёт и падение, самоуничтожение ии отречение от самих себя во имя ненависти к нам (между прочим – бандеровцы почти тоже самое). Это ещё один пример разрушительности ненависти и невозможности следовать, для нас, этим путём. Как когда-то говорил Тютчев в стихотворении "Два единства":

Из переполненной господним гневом чаши
Кровь льется через край, и Запад тонет в ней.
Кровь хлынет и на вас, друзья и братья наши! —
Славянский мир, сомкнись тесней...

«Единство, — возвестил оракул наших дней, —
Быть может спаяно железом лишь и кровью...»
Но мы попробуем спаять его любовью, —
А там увидим, что прочней..
.


promo nihga june 6, 08:03 4
Buy for 100 tokens
Без шороха и стука, не грея, не горя, В мир тихо входит скука, и дни проходят зря, Не хочется работать, и даже – пить и есть, Всё только лень-зевота, желанье спать прилечь, Грозит безумьем скука, ужасным смертным сном, Бессильны тут наука, и медицинский дом, И не помогут…

  • 1
А я не смог это читать. Ну не понравилось мне. Хотя другое его типа Непобедимый, Солярис, многое другое глотал залпом. И перечитывал

Вот ведь вкусы у людей какие разные. У меня - это была любимая книга, я её раз 10 перечитывал когда-то.)))

ну и норм же все вышло!

Конструкции предложений у вас сложные попадаются, читать бывает тяжеловато. )
Спасибо за доклад! Перечитаю "Сказки..." )

Да, согласен, есть такой момент. Борюсь с ним по возможности.) И пожалуйста. Перечитайте конечно, очень своеобразная штука если как-то глубже вдумываться...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account