И вечный бой, покой нам только снится, сквозь кровь и пыль, летит степная кобылица и мнёт ковыль...

Previous Entry Share Next Entry
Заповедь молчания
nihga


В времена забытые, в крае чужедальнем,
Молча, но бесхитростно, рыцарь жил печальный,

Он потратил яростно, годы молодые:
Плавал он под парусом, во края чужие,

Там встречал закаты, в Храме Воскресенья,
Ждал у Гроба стражи, он благословенья,
И в походах ратных, дрался зло до смерти,
Чтоб в геенну смрадную, не забрали черти,

В гущу боя рвался, как-то он с чужими, 
Вслух крича отважно: «Pax in Nomine Domini!»,
После схватки жаркой, с войском Саладина,
Он лежать остался, раненый в пустыне,

И к нему явился, с Неба ангел светлый,
С словом обратился, грустным и приветным,
Он сказал: «Довольно, биться здесь, в пустыне,
Дальше Гроб Господень, здесь, в Иерусалиме,

Будет находиться, и вовек так станет,
Чтобы поклонился, всяк кто пожелает,
Пусть прибудет морем, конный или пеший,
Но в простом уборе, будет, бездоспешен,

Снимет меч, иное, всё вооруженье,
Позабыв о бое, встанет на колени,
Вы же, крестоносцы, ратный труд оставьте,
Устремленья, стопы, в дом к себе направьте,

Потому что даже, тот, кто с сердцем льва,
В городе сём важном, больше никогда,
В жизни не окажется, пусть он лучший воин,
Но на стену даже, глянуть, не достоин...»,

Рыцарь преисполнился, скорби, боли, горя,
И домой отправился, за четыре моря,
Заповедь молчанья, дал своим устам,
И навек печально, счёт повёл годам…

promo nihga june 6, 08:03 4
Buy for 100 tokens
Без шороха и стука, не грея, не горя, В мир тихо входит скука, и дни проходят зря, Не хочется работать, и даже – пить и есть, Всё только лень-зевота, желанье спать прилечь, Грозит безумьем скука, ужасным смертным сном, Бессильны тут наука, и медицинский дом, И не помогут…

  • 1
Есть ещё версия, Иерусалимом называли Стамбул.

Версий много.)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account