nihga (nihga) wrote,
nihga
nihga

Categories:

Стремительно уходящий ХХ век, памяти актёра Леонарда Нимоя.

1183531-0spockclassic

28/02/2015 Голливуд потерял талантливого актера Леонарда Нимоя, который ушел из жизни в возрасте 83 лет после продолжительной болезни. Самой известной его ролью стал вулканец Спок из телесериала «Звездный путь» (Star Trek).

В тот день когда Леонард Нимоя не стало, я просто не успел дописать эту заметку и потому выкладываю её с небольшим опозданием.

Доктор Спок и капитан Кирк (актёры Уильям Шатнер и Леонард Нимой) командующие космическим кораблём "Энтерпрайз", фантастического сериала "Стартрек", одного из самых известных фантастических американских сериалов второй половины теперь уже прошлого века. Утопия про мир будущего, в котором свободная Конфедерация планет человечества посылает звёздный корабль «Энтерпрайз» (буквально - "предприятие", но тут скорее в смысле "инициатива" или "начинание") для исследования вселенной и общения с другими космическими расами. Корабль и его главные герои перемещаются в пространстве и времени (порою доходя даже до параллельной вселенной) и решают множество научных, моральных и этических вопросов встающих пред ними по ходу действия. Решают их с позиций высокой нравственности, ответственности и морали, всего того, чего так нам не хватает сегодня.

В очередной раз приходится констатировать, что, то хорошее, стремившееся возвышать человека в искусстве и вообще культуре прошлого ХХ века, стремительно уходит. Ушли те писатели (Р.Бредбери, Ф.Пол, А.Кларк) создававшие ту фантастику, которую можно было рассматривать как серьёзное искусство, а вот теперь уходят и те актёры создававшие образы той, опять же серьёзной научной фантастики.

Вообще, фантастика в США - это особый жанр. Пик её развития приходится на 50-60-ые годы ХХ века (именно тогда и начинали творить и перечисленные мною выше авторы, и тогда же был создан т.н. оригинальный сериал «Стартрек»). Обусловлено это тем, что Америка меньше других пострадала от второй мировой войны, потому именно США стали первой сверхдержавой и в 50-х началось т.н. "сытое", "самодовольное" десятилетие. Очень развился средний класс и именно тогда и было положено начало тому, что мы теперь называем "обществом потребления" и "обществом спектакля". И сам Уильям Фолкнер в 1955 году на лекции в университете штата Орегон, а затем в статье «О частной жизни. Американская мечта: что с ней происходит?» произнес: «Была Мечта… Мечта – это свобода равного начала со всеми остальными людьми, это свобода, которая обязывает защищать и охранять это равенство индивидуальным мужеством. Честной добротой, взаимной ответственностью… Потом мы потеряли Мечту… Теперь она ушла от нас. И в вакууме больше не звучат сильные голоса, голоса, которые не только ничего не боялись, но и не знали такого чувства, как страх». Причиной этого Фолкнер считал обезличивание человека, омассовление, стремлении «превратить его еще в одно безымянное слагаемое той безымянной, безликой, лишенной индивидуальности массы, формирование которой, похоже, стало нашей целью» (целью именно капитализма (но сказать это внятно и честно сам Фолкнер так и не решился) т.к. речь идёт об отчуждении и не только труда, но и досуга, как об этом писал чуть позже Э.Фромм) и как следствие растущую бездуховность и кризис культуры. На смену человеку, «ориентированному внутрь» (человеку со стрежнем, ср. американскую философию «доверия к себе»), приходит человек «ориентированный вовне» – тотально зависимый от окружающих, не контролируемых им общественных сил. Позднее Фромм написал также и о том, что человечество в случае движения по этой траектории развития к полностью дегуманизированному обществу ("Революция надежды" 1968) к 2000 году.

В такой атмосфере, атмосфере полного отчуждения и начинающегося глобального расчеловечивания писалась вся американская литература 2-ой половины ХХ века. Тема борьбы с антигуманистической цивилизацией потребления, поисков альтернативы ей, тема альтернативы дискредитировавшей себя «американской мечты». Этих альтернатив появилось (правда, не всегда появилось самоё по себе) множество: литература протеста и молодежной контркультуры (битники и хиппи), интеллектуальная проза, литература «черного юмора», новый мифологизм и поиски национальных корней в мультикультурных литературах и в том числе научная фантастика, которая и интересует нас в данном случае.

Критики и литературоведы до сих пор спорят (википедия), что считать научной фантастикой, но в общем можно свести к тому, что НФ – это литература, основанная на неком допущении в области науки: появлении нового изобретения, открытии законов природы, иногда даже построение новых моделей общества. А также научная фантастика - это фантастика без сказочного и мистичного, в которой  фантастические события и явления имеют не сверхъестественное, а научное объяснение.

Фантастика вообще – это смешанный жанр литературы, отчасти – футурология (прогнозирование будущего человечества), отчасти – новая мифология, мифология технической эры (о связи фантастики с мифологией и фольклором в частности писал А.Бритиков), это может быть и утопия и описание ответа человек на неожиданные и опасные вызовы (встреча с враждебной или непостижимой другой цивилизацией, преодоление себя или какой-то глобальной катастрофы и т.п.) и также и антиутопия и постапокалипсис (предупреждение человечеству от бездумного использования опасных технологий, или о безответственных учёных ставящих человечество на грань уничтожения и т.п.). Но, несмотря на всё это, главное в фантастике, это человек (как ведёт себя человек в тех или иных, фантастических ситуациях, герой он или трус, «тварь дрожащая» или «право имеющий», человек или зверь  и т.п.), его надежды (на контакт с чужим Разумом, лучшее будущее и т.п.), чаяния (любовь, дружба) и мечты (сбывшиеся или нет, куда ведут мечты человека и т.п.). То есть по сути – это всё тот же поиск ответов на вечные вопросы (иногда удачный, иногда – полный тупик) только (в случае научной фантастики) с привлечением в этот вопрос науки, погружением в архаику (фентези), обесчеловеченное будущее (кибер-панк) и т.д., появившийся в конце ХIХ века потому, что развитие производительных сил общества и науки стало стремительно опережать развитие отдельного человека. Это прогноз будущего человечества (далеко не всегда благоприятный), попытка ответа на этот вызов времени.

После такого длинного, но крайне необходимого для освещения вопроса отступления, можно вернуться к героям оригинального «Стартрека». Конечно, отчасти «Стартрек» - это продолжение традиций американских «космических опер» (по аналогии – с мыльными) 40-х. Жвачки про космос и невнятных, однотипных сверхгероев для домохозяек с крайне сомнительной художественной ценностью. Но только отчасти, т.к. это скорее жанровое родство (всё-таки телесериал). Содержательно и идейно оригинальный «Стартрек» неизмеримо выше.

Его герои шли по вселенной твёрдо уверенные в своих человеческих идеалах: свобода, равенство, братство (т.е. по сути, в ценностях Модерна) и несли эти идеалы другим космическим расам. Одних это восхищало (вулканцев, например) и убеждало двигаться по этому пути, пути развития и разума. Других (ромулян или клиногонов) раздражало, их путь - это путь интриг и зверя, оттого они с людьми всячески конфликтовали. Поэтому с кем-то приходилось говорить с позиции силы, с кем-то – хитрить, кого-то слушать, кого-то просто убеждать собственным примером. В итоге, капитан Кирк со своим верным помощником вулканцем Споком высоко несли знамя прогресса и Разума (знамя человечества), прошу прощения за эту цитату, но в данном контексте она очень к месту, «через миры и века».

Но, видимо, вовремя для себя поняв, что эти идеалы и капитализм с его «гражданской войной всех против всех» (по Гоббсу) несовместимы по своей сути, правящие мировые капиталистические элиты стали сворачивать и без того уже остывающий Модерн и взамен никакой идеи развития и возвышения человека у этих элит не было, да и быть не могло. Ибо их цель как реакционного класса – бесконечно длить своё наипривилегированнейшее положение и власть и во второй половине ХХ века они посчитали, что технологии, наконец, позволяют осуществить эту их заветную мечту. Так и был дан старт стирающему грани между всем и вся постмодерну, окончательному расчеловечиванию, архаизирующему контрмодерну и всему тому сопутствующему этому пути падения и уничтожения человечества, явные и неявные, но последовательные тенденции к чему мы в итоге наблюдаем на сегодняшний день. И чему в немалой степени посодействовал развал СССР как альтернативной Западу модели развития.

Но это уже другая, отдельная тема, а герои оригинального «Стартрека», они так и остались в уверенности в своих: «Свобода! Равенство! Братство!» как наивысших, ещё неизвращённых различными толерантностями, глобализмом и мультикультурностями, ценностях. И поэтому вызывают восхищение до сих пор, в нашем полубезумном, почти дегуманизированном и дегероизированном мире. Т.к. на смену им никто, по сути, так и не пришёл – всё потонуло в дешёвых комиксах и ярких и красочных внешне, но пустых по сути, новых «космических операх». Хотя некоторые проблески мечты и надежды на Человека до сих пор нет-нет, да и проглядывают даже на транслирующем теперь только обречённость и увядание Западе (вспомнить тот же «Межзвёздный»), хотя и очень робкие, смутные. Но раз они есть – значит, мистер Спок не зря с капитаном Кирком в своё время исколесил полвселенной, былые времена и даже параллельный мир. Значит, надежда всё равно жива, несмотря ни на что. Так что - покойтесь с миром, м-р Нимой!

Tags: Нимой, Стартрек, развитие, фантастика, человек
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments