?

Log in

No account? Create an account

И вечный бой, покой нам только снится, сквозь кровь и пыль, летит степная кобылица и мнёт ковыль...

[reposted post]Чем станет искусство в современном мире
РВС
antismith wrote in rvs
reposted by nihga

[Подлинное искусство не развлечение, а ключ к познанию самого себя, возможность поставить человека перед самыми предельными вопросам бытия. Но к сожалению лукавые технологи нового мироустройства и здесь расставили свои ловушки.]

Современный мир, отвечающее его духу мироустройство сосредоточили человеческий разум на непрестанной работе над улучшением качества жизни. Со всех сторон в уши летят фразы, включающие это словосочетание. Мы озабочены благосостоянием и комфортом. Стремимся вырасти в карьере ради улучшения того самого качества собственной — такой дорогой и единственной! — жизни. Между тем, отбросив в сторону разговоры о том, что стремление бесконечно повышать качество бесцельно само по себе, напоминая, например, бессмыслицу гонки вооружений, хорошо бы задуматься о другой категории. Вместо бесконечной гонки за повышением качества жизни стоило бы озаботиться ее смыслом. Ведь в отсутствии смысла даже самое высокое качество обесценивается.

Если задаться простым и страшным вопросом, от которого нас сызмальства приучают открещиваться средства современного воздействия на сознание — от системы образования до СМИ, то после недолгой цепочки рассуждений придешь к однозначным ответам, альтернативы которым не сыщется ни при каком усиленном поиске. В чем смысл жизни? Чем осмысленная жизнь противостоит стихийным силам, направленным на уничтожение жизни? Как выстроить свою жизнь сообразно смыслу, не растрачивая усилия на то, что от этого смысла уводит в сторону или отменяет его? Окажется, что все одновременно и просто и сложно. Смысл жизни состоит в постоянном творческом восхождении, преодолевающем стихийную энтропию, и тем удерживающем вселенную от погружения в неосмысленный хаос. Каждое человеческое деяние должно становиться шагом на пути этого восхождения: от мертвого — к живому, от зверя — к человеку, от сущности — к личности, от тьмы — к свету, от неведения — к знанию и так далее. Ради этого мы читаем книги и слушаем музыку, строим мосты и растим детей. С этим мы посвящаем себя любимым и жертвуем собой во имя Родины. Это, и только это одухотворяет наше бытие, превращая его из биологического процесса в жизнь человека.

Выражая почти то же самое на другом языке, можно сказать, что предназначение человека — в создании, обновлении и систематизации новой информации. Не будет мыслящего существа во вселенной — не будет и самой вселенной. В том смысле, что вне самосознания через инструмент человеческого интеллекта вселенная превратится в непроявленный хаос. Вот почему в современном мире, нашпигованном активными средствами всеобщего истребления, одной из опаснейших идей является идея Джордано Бруно о множественности обитаемых миров, которая по факту снимает с человечества ответственность за исключительность во вселенной, или, иначе, свое богоподобие.

А как быть богоподобным, не трудясь над постоянным самосовершенствованием, прежде всего, в духовном плане? Это невозможно. Вот мы и приходим к тому, зачем в человеческом обществе существует такая особая форма деятельности, как искусство и культура. Они — инструмент, посредством которого человек получает возможность бесконечного восхождения из глубин первобытного, темного, бытийного естества к высотам свободного созидания.

Существующая в современном мире модель социального устройства явным образом противоречит названным выше целям. К концу прошлого столетия возобладала утилитарно-прагматическая точка зрения на бытие как на процесс потребления благ ради расширения возможностей потреблять все большие блага. Идеологами нынешнего мироустройства человечество уподоблено постоянно пожирающей среду вокруг себя гусенице. Под это пожирание выстроены все действующие механизмы цивилизации: промышленность с ее неостановимым обновлением товарной линейки и ростом производства, банковский сектор с его неостановимым надуванием пузыря виртуальных ценностей посредством ссудного процента, государственный аппарат с его истерическим культом обязательного роста всех исчисляемых экономических показателей, замедление которого равносильно смерти. Древняя мудрость «Из кувшина можно вылить только то, что в нем есть» при расчетах этого бесконечного роста отвергается. И вся эта работающая модель подобна взбесившемуся ускоряющемуся механизму и ни к чему, кроме военного столкновения всех со всеми с последующим взаимоуничтожением, привести не может. В топках бессмысленных войн сжигаются взаимные долги и обязательства, которые объективно не могут быть исполнены, потому что многократно превышают «содержимое кувшина».

И как вырваться из этого порочного круга? А вырваться очень просто. И одновременно чрезвычайно сложно. Нужно поменять базовый вопрос. Перенаправить вектор. Заменить погоню за «качеством жизни» восхождением к ее смыслу. И единственным ключом к совершению этого перехода может послужить искусство. Но не то, что технологи выдают в качестве такового, а подлинное, вписанное в многотысячелетнюю историю человечества, ставящее самые суровые вопросы, возбуждающее страсть к познанию самого себя. Лукавые технологи современного мироустройства и здесь расставили свои ловушки. Вкладывая средства в фестивали и акции, вовлекающие наивного обывателя в мир потребления разнообразных объектов постмодерна, Капитал навязывает обществу мысль о том, что культура и искусство — такая же отрасль потребления, как легкая и пищевая промышленность, например. И вот уже на уровне министерств культуры развитых стран устанавливается идеологическое клише, согласно которому и искусство, и образование, и медицина отнесены к сфере оказания услуг, которые, как и всякая услуга, имеют свою потребительскую цену, себестоимость, вписываются в рынок спроса и предложения и могут быть отрегулированы чисто экономическими методами.

Сейчас только ленивый не высказывается о проблемах в сфере образования, о низком уровне культуры, о падении элементарной грамотности. В оргиастическом раже специалисты пишут все новые проекты бесконечных реформ, каждая из которых наносит все больший вред, вместо того, чтобы излечить болезни. Почему? Негодующие граждане призывают гнать поганой метлой министров, журналисты усердно ищут следы лихоимства, восторженно освещая процесс по делу очередного пойманного взяточника. Но сколь бы ни сажали проворовавшихся, сколь бы ни меняли Ивановых на Петровых или Сидоровых, лучше не становится. Почему?

А потому, что ни один из функционеров Системы либо не догадывается, либо не хочет догадаться, что вектор ее развития самоубийственен. Систему надо не улучшать, а менять. Полностью. Недовольство решениями Путина, Медведева, Матвиенко и кого угодно еще, даже если и может привести к отмене неблагоприятных решений конкретных персон, не отменит механизма, согласно которому подобные решения будут неизбежно повторяться. А все потому, что «пара-экономический» принцип, лежащий в основании деятельности управляющих институтов, исходящий из забот о качестве жизни, противопоставлен базовым принципам существования человеческой цивилизации. Дело не в либералах из Высшей школы экономики. Они таковы, каковыми только и могут быть адепты этой «религии пара-экономизма». Изгонишь одних — придут другие, нимало не лучше. Закроешь один рассадник — наплодится еще с десяток. Пока общество в целом исходит из приоритета «качества жизни», готово влезать в кредитную кабалу за модные шмотки, новый автомобиль или престижный отдых на Кипре, соглашается с грабительской по существу практикой ипотеки, ничего принципиально не изменится.

Попробую пофантазировать. Вот если однажды вкладчики перестанут открывать и пополнять депозиты, а начнут скупать книги, произведения искусства, тратить средства на самообразование и культурный досуг… Вот если одновременно с этим публика театров перестанет платить втридорога за моду и просто бойкотирует то, что ей непотребно видеть… Вот если родители начнут массово водить детей не в цирк и игровые площадки торгово-развлекательных центров, а в музеи и филармонии, в библиотеки и театры… Вот если кинопрокатчики перестанут присваивать категории фильмам исходя из категории прибыльности, а начнут руководствоваться идеологическим содержанием демонстрируемого продукта, а им за это на покрытие возникающих издержек начнут платить из казны по линии бюджета министерства культуры…

Вот тогда можно будет сказать, что Система начала меняться. А пока распрекрасные ток-шоу Владимира Соловьева щекочут одни и те же нервы одними и теми же способами на одни и те же темы на протяжении месяцев и лет, вырабатывая набор условных рефлексов у потребителя, оный потребитель наглухо разучивается понимать, что он не потребитель, а Человек. А потребителю оказываемых услуг в сфере культуры можно втюхивать хоть Серебренникова, хоть Гельмана, хоть Алсу, хоть Хор Турецкого — ему не доступны различия, ему важна кажущаяся новизна ощущений, составляющая один из кирпичиков, слагающих пресловутое «качество жизни».

Президент много и правильно вещает о необходимости выработки национальной идеи. Но Система, которую он же олицетворяет, противоположна, смертельно антагонистична любой идее, кроме «пара-экономической». Попытка отдалить от государственной власти олигархов, с которой В. В. Путин начал свое правление, обернулась системной неудачей не потому, что опиралась не на тех людей, о чем пытаются кричать наиболее горячие оппоненты власти. Она была обречена на неудачу, потому что с первых шагов исключала смену общественного строя, или Системы. В итоге одних олигархов сменили другие, а общее число их только умножилось, и никому из миллионов жителей страны лучше жить не стало. Зато идея бесконечной гонки за «качеством жизни» упрочилась в умах и лишь подстегнула гонку неоправданного потребительства, в которой проедаются ресурсы и расходуются силы. Круг замкнулся. Так называемая «пенсионная реформа» вкупе с закручиванием экономических гаек по всем фронтам (повышение НДС, увеличение акцизных сборов и штрафов, повышение пошлин, заморозка социальных выплат, урезание субсидий на образование, науку, культуру, здравоохранение) выявила прискорбный факт: Система подошла к черте, за которой движение в прежнем направлении гарантированно ведет к ее обрушению. «Из кувшина можно вылить только то, что в нем есть».

Горячие головы уже провозгласили, что, дескать, власть в стране антинародна, ее цель — истребление коренного населения и сдача ресурсов иностранным (читай — транснациональным) корпорациям. Это не так. Вернее, не совсем так. Просто Система посткапиталистического мироустройства в условиях современной России действует в строгом соответствии со своими системными свойствами. Она иначе не умеет. Ее главный мотив — поддержание и увеличение роста «пара-экономических» показателей. Ее главный критерий — эффективность (прибыльность) инвестиций. Ее главный инструмент — ссудный процент. В поле ее зрения вообще не попадает человек с его проблемами, смыслами, чаяниями. Она бесчеловечна, и это не метафора, а строгая констатация ее внутренней природы. Ну как, скажите, при помощи такой Системы можно управлять человеческим обществом, если оно пока еще Человеческое?

Возможно, среди высшего слоя этой действующей Системы есть люди, понимающие всю ее пагубность для человечества и планеты. Возможно. Хотя я не встречал на полях публичных выступлений этих сильных мира сего ни одного однозначного высказывания в подобном духе. Но даже если они есть, их, скорее всего, ничтожное меньшинство. А главное — Система устроена таким образом, что не отдельный человек и даже не группа лиц в ней принимают решения. В эпоху цифровых технологий жизнь Системы все более автономизируется от человеческой воли. Во всех крупнейших банках специальные программы сами отслеживают жизнь клиентов, заемщиков и вкладчиков, присваивают рейтинги, налагают санкции, сортируют по степени лояльности, эффективности, пользы для «качества жизни банка». То же самое происходит на уровнях управления социальными программами, наукой, военно-промышленным комплексом, дипломатическими процессами и культурой. То, что Оруэлл назвал «Большим Братом», давно внедрено, успешно функционирует и постепенно замещает собою свободу воли индивидуума. А человек, лишенный свободы воли, человеком уже не является по определению. Система плавно подводит нас всех к состоянию «постчеловечества».

Есть ли из этого выход?

Да, есть! И он один. Единственный.

В нашей стране после печальной памяти прямого обращения Президента 29 августа 2018 года уже начался стихийный процесс движения к этому выходу. С. Е. Кургинян в нескольких выпусках «Смысла игры» назвал этот процесс «отпадением общества от государства». Если государство (либо то, что себя таковым называет, по сути им не являясь, — это вопрос дискуссионный) отождествляет себя с описанной мною Системой, то отпадение общества от него является спасительным для общества, но смертельно опасным для государства. Если в недрах государственного аппарата еще есть люди и силы, способные разотождествить себя с указанной Системой и выйти на прямой диалог с обществом, то такие действия таких лиц и сил окажутся спасительными для государства, но не обязательно спасительными для общества. Если таких сил и людей нет или их не достаточно, государство в его нынешнем виде обречено на демонтаж в исторически краткосрочной перспективе.

Для того, чтобы в условиях возможного демонтажа государственности не оказаться погребенными под его обломками, обществу необходимо предъявить некий Проект, в котором интересы человека будут не просто учтены, а поставлены в основу его осуществления. Этот Проект станет точкой сборки государственности заново, как это неоднократно бывало в истории. Но для того, чтобы этот Проект смог быть предъявлен, не вызвал ожесточенного отторжения критически значимой частью этого самого общества, в нем должны быть с предельной ясностью изложены такие идеи, которые в силу своей очевидной значимости могли бы быть приняты если не всеми, то, по крайней мере, абсолютным большинством общества.

Спрашивается, где искать такие положения? Ответ прост: в культуре. Именно культура как совокупный продукт деятельности человеческого гения и, одновременно, среда его существования, выработала за тысячи лет эволюции одну единственную парадигму, в которой, в разных интерпретациях, оказывается место Человеку. Культура как способ бесконечного восхождения, как единственный реальный вызов мыслящей субстанции косному миру непроявленного хаоса, дает смысл человеческого бытия, противопоставленный бессмысленному «качеству жизни». Она запечатлевается в священных текстах мировых религий и произведениях искусства, в обнаруженных алгоритмах строения мироздания — от периодической системы элементов Менделеева до точки золотого сечения Леонардо, в дерзновении выйти за пределы планеты и солнечной системы, в разработке и осуществлении моделей такого социального устройства, которое было бы максимально близко к воплощению идеи Справедливости как высшего критерия эффективности межчеловеческих отношений.

В темные времена временной победы сил хаоса, цифрового диктата над человечеством многие адепты этих сил, осознавая силу Культуры, умышленно выстраивают против нее эшелоны эрзац-культуры, выдавая на-гора потоки продукции, прямо и косвенно отучающей людей самостоятельно мыслить, различать добро и зло, разрушающей базовые представления Человека о справедливости, совести, традиции, ответственности за свое право именоваться Человеком. Поэтому очень важно выявлять эти фальшивки, разрушать веру в то, что они относимы к культуре. У всех у них есть один характерный признак, по которому они распознаются практически безошибочно. Этот признак — исходная установка на кассовый успех. Дело не в том, что подлинные культурные ценности не должны либо не могут иметь успеха. Дело в том, что они не исходят из него как предпосылки для создания. Если тот или иной проект в области культуры заявляет о себе как капиталоемкий, имеющий в своем портфеле грузный список инвесторов, спонсоров и меценатов, громко рекламируется и подается с большой помпой, при этом имеет высокую цену реализации (цена билетов, цена печатного издания и т. п.) — это уже признак того, что такой проект не является культурным. Это бизнес-проект.

Вот почему во все времена расцвета культуры она находилась на обеспечении власти (монарха, аристократии, государства, правящей партии и т. п.). Всякое общество, выстраивающее над собой институт власти, государства, делает это затем, чтобы реализовать себя в истории, осуществить образ будущего сообразно своим представлениям о нем. В этом смысле не бывает государства вне идеологии. Вот почему закрепленная в действующей Конституции норма, запрещающая государственную идеологию и провозглашающая толерантность, тем самым отрицает государственность как таковую. Тем более, что в ряде статей эта же Конституция косвенно признает идеологические мотивы своего существования (например, статья о «Социальном государстве»), но в силу названного противоречия при осуществлении себя на практике эта Конституция на каждом шагу нарушается теми же институтами, которые призваны проводить ее в жизнь. Культура невозможна вне идеологии. Государств не бывает без идеологии. И в этом смысле слова Президента России о необходимости выработки национальной идеи исключительно справедливы. Но пока они только слова. Для того, чтобы они обернулись делами, обществу надлежит массово развернуться лицом к культуре, обнулив предшествовавшие ложные установки о ценности «пара-экономических» подходов.

Михаил Журавлёв

Источник


promo nihga june 6, 2017 08:03 6
Buy for 100 tokens
Без шороха и стука, не грея, не горя, В мир тихо входит скука, и дни проходят зря, Не хочется работать, и даже – пить и есть, Всё только лень-зевота, желанье спать прилечь, Грозит безумьем скука, ужасным смертным сном, Бессильны тут наука, и медицинский дом, И не помогут…