И вечный бой, покой нам только снится, сквозь кровь и пыль, летит степная кобылица и мнёт ковыль...

Previous Entry Share Next Entry
Экзистенциальная сторона творчества В.М.Шукшина часть 2
nihga


Выкладываю, как и обещал, вторую часть своего доклада, теперь уже на вчерашнем литклубе, о метафизической стороне творчества В.М.Шукшина. Вторая часть - она о конкретных произведениях, отрывках тапкой направленности из них. ну и общий вывод. кому интересно - вот ссылка на часть 1.

Далее, необходимо перейти непосредственно к творчеству Василия Макаровича и обсудить несколько его произведений, в которых как-то очень ярко, на мой взгляд, проявлена экзистенциальная тема (ну или, может быть, они мне просто больше глянулись).

Рассказ "Беседы при ясной луне". В нём говорится о таком своеобразном человечке – Баеве, который всю жизнь, что называется «не высовывался», до солидного возраста дожил и немало нажил, и вот теперь с позиций эдакого удачливого приспособленца, он свысока учит жизни окружающих. Баев – это такой легкоузнаваемый салтыково-щедринский премудрый пескарь, только уже 70-х годов ХХ века, полный своей рабской мещанской истины, которую он считает долгом нести миру. Главная его собеседница – Марья Селезнева, простая женщина которая работает сторожем сельмага, куда ходит умничать этот Баев. Главный нерв рассказа в том, что в ситуации, когда в сельмаг лезет потенциальный грабитель, Баев показывает себя полным трусливым ничтожеством, предлагая палить по человеку даже не разобравшись, в чём дело. Сторож Марья оказывается в этой ситуации и человечней и мудрей «мудрого» Баева и инцидент оказывается исчерпанным чуть ли не комично – это просто перегулявший на свадьбе односельчанин перепутал день с ночью. Обозлённый и униженный своим страхом Баев выдаёт злобную сентенцию по поводу односельчан и всего простого народа, к которому у него отношение, мягко говоря – пренебрежительное, дескать, не верю я в вас, русских простолюдинов, что вы могли ливонцев на Чудском озере с А.Невским, победить. Т.к. такие простые люди – «несознательные», нужны только такие как Баев, мудрые… Заканчивается же рассказ, очень ярким экзистенциальным описанием ощущений идущего ясной ночью домой Баева: «А такая была ясность кругом, такая была тишина и ясность, что как-то даже не по себе маленько, если всмотреться и вслушаться. Неспокойно как-то. В груди что-то такое.… Как будто подкатит что-то горячее к сердцу снизу и в виски мягко стукнет. И в ушах толчками пошумит кровь. И всё, и больше ничего на земле не слышно. И висит на верёвке луна».

Это очень интимное завершение рассказа, оно отвлекает от как бы главного конфликта и по сути своей является главной темой рассказа, это и есть то самое настоящее, по мнению Шукшина, что должно быть в каждом рассказе: «В каждом рассказе должно быть что-то настоящее... Пусть будет брань, пусть будет пьянка, пусть будет наносная ложь, но где-то в чем-то – в черте характера, в поступке, в чувстве проговорилось настоящее. И тогда, к концу своей писательской жизни, написав 1000 рассказов, я расскажу, наконец, о «настоящем человеке»». Вот этот «настоящий» человек Шукшина, это, на мой взгляд, конечно, такая адская смесь ещё из «Настоящего человека» Б.Полевого и экзистенции, т.е. когда человек становится человеком только в переживаниях. И именно потому тут главное – вот этот последний абзац.

"Страдания молодого Ваганова". Уже сразу в названии присутствует явно ироническая параллель с гётевским молодым Вертером, что говорит о том, что Василий Макарович не был в стороне от крайне модных в то время бахтинских теорий о «народной смеховой культуре». Но Шукшин не был бы Шукшиным, если бы не делал такие вещи тонко и изящно, не смешивая высокое народное с низким и грязным. Суть сюжета в том, что к следователю Ваганову, направленному в районную прокуратуру приходит письмо от любимой им в студенчестве одногрупницы Майи Якутиной. Которая, разведясь, хочет приехать к нему погостить и затем отправится поколесить по России - «развеяться» от неудачи первого брака. Ваганов весь в высоких материях любви и без остановки обдумывает свой ответ Ей…. И параллельно приходит с заявлением об аморальном поведении своей жены обвиняемый в избиении этой самой жены и её любовника, простой деревенский мужик Попов. Какой-то очень русский, терпеливый и в чём-то беззащитный типаж. Столкновение двух миров – возвышенности и идеальности воображаемого мира любви Ваганова и пошлости мира реального, каковая проявляется в том, что жена Попова не только гуляет но ещё и с любовником хочет посадить мужа в тюрьму, это суть рассказа. В ощущениях Попова оба этих мира перемешиваются и чуть не сводят его с ума, и итогом становится диалог между Поповым, которого Ваганов не даёт посадить его жене и Ко в тюрьму и самим Вагановым. Ваганов, в течении истории с Поповым, вдруг понимает, что его Майя, имеет очень много схожих черт с женой Попова «наглой бабочкой», и которая никогда не станет его «настоящим другом» и потому просит совета у того – стоит ли связывать с такой женщиной свою жизнь. В итоге разговора, Ваганов так и не решается пригласить к себе Майю.

Тут, можно привести в качестве экзистенции вот такой отрывок: «Вечером Ваганов закрылся в горнице, выключил радио и сел за стол – писать. Но нетовязно опять стояли перед глазами виноватый Попов и его бойкая жена. Как проклятие, как начало помешательства…. Ваганов уже и ругал себя обидными словами, и рассуждал спокойно, логично…. Нет! Стоят, и всё, в глазах эти люди. Даже не они сами, хоть именно их Ваганов всё время помнил, но не они сами, а то, что выложили они перед ним, - вот что спутало мысли и чувства. «Ну, хорошо, - вконец обозлился на себя Ваганов, - если уж ты трус, то так и скажи – трезво. Ведь вот же, что произошло: эта Попова укрепила тебя в потаённой мысли, что и Майя – такая же, в сущности, профессиональная потребительница, эгоистка, только одна действует тупо, просто, а другая умеет и имеет к тому неизмеримо больше. Но это-то и хуже – мучительнее убьёт. Ведь вот же что ты тут почуял, какую опасность. Тогда уж так прямо и скажи: «Все они одинаковы!», - и ставь точку не начав письма. И трусь, и рассуждай дальше – так безопасней. Крючок конторский!». Это как раз часть страданий молодого Ваганова.

"Как зайка летал на воздушных шариках". Рассказ о двух братьях, выходцах из деревни. Старший - Фёдор Кузьмич, стал в городе большим человеком, начальником, деятелем. Младший – Егор Кузьмич, столяром-краснодеревщиком, простым рабочим. Они живут в разных городах и концах страны и у старшего очень тяжело заболевает воспалением лёгких, поздняя и любимая маленькая дочка, которая хочет услышать сказку которую ей рассказывал «дядя Игой» про зайку летавшего на воздушных шариках. И Фёдор Кузьмич, для того чтобы устремить волю маленькой дочери «к радостной цели» для скорейшего выздоровления, просит приехать брата и сказку эту рассказать, т.к. сам он этой сказки не знает. Младший брат приезжает, несмотря на недовольство жены и, пользуясь т.н. блатом, По приезду между ними – братьями, происходит своеобразный диалог. Вообще – это сразу какая-то очень важная встреча братьев. Практически – метафизическая, как и вообще поездка, речь в которой идёт о жизни и смерти ребёнка.

В начале разговора Егор случайно разбивает рюмку (брат предлагает употребить им коньяку с дороги) и пугается – но это положительный знак, т.к. посуда бьётся к счастью. Читатель сразу может быть уверен, что дочка Фёдора – выздоровеет и братья останутся братьями, несмотря на непростой разговор. Который и начинается дальше. Младший брат, говоря о своей дочери учащейся в институте, говорит, что она вместо отдыха практику в библиотеке проходит, а лучше бы отдохнула. На что старший с жаром доказывает, что ученье – свет. Младший, возражая, проводит пример, когда человек сошёл с ума от знаний, а другой вроде начальник, должен всё знать – ан нет, «пень пнём, только орать умеет». Тут Федор раскрывается и выдаёт брату все, о чём у него болит душа. И что деньги его находятся любители посчитать, из тех кто работать не хочет, и те кто понимает только крик – мешает в работе, и те кто говорят что Фёдору с его крестьянским умом весь масштаб страны просто не охватить, жена – нормальная тряпочница, мещанка. И т.д., Фёдору нужно выговориться младшему брату – представителю его семьи и народа, человеку, в большей степени, чем он, начальник, сохранившему эту так важную для Шукшина связь с землёй. Настолько больше, что даже родная маленькая дочь Фёдора общается и понимает Егора больше чем родного отца. И в конце этого диалога Фёдор говорит главное, о чём его потаённые думы: «- Давай-ка…. За светлую память наших родителей. – Фёдор наполнил два хрустальных патрончика коньяком. – Мы ведь тоже уже…. Завершаем свой круг…. А? – Фёдор, словно поражённый этой мыслью, такой простой, такой понятной, так и остался сидеть некоторое время с рюмкой в руке – смотрел сперва на брата, потом опять в стол, в стол смотрел пристально, даже как будто сердито. Очнулся, качнул рюмочку, приглашая брата, выпил. – Да, - сказал, - разворотил ты мне душу…. А чем, не пойму. Наверное, правда, устал за эти дни. Думал, никакая меня беда не согнёт, а вот….».

В этой, тоже экзистенции, Фёдор как бы обнаруживает, что вся его уверенность, напор и образование, оказываются бессильными перед простыми и очень народными сказками про зайку, которые на ходу сочиняет его младший брат. Тут вышеуказанная идея Шукшина о важности сохранения этой народной почвенности, мудрости в пику пустой, фальшивой и нечестной суете городов 70-х выражена особо ярко. Брат-начальник по всем метафизическим и экзистенциальным статьям проигрывает брату простому работяге, который остался к земле и корням ближе, пусть и путём необразованности. И также он вдруг вспоминает о том, что и жизнь наша – не вечна, а что и он в ней по-настоящему совершил – это очень большой вопрос. Тем паче, как я уже отмечал выше, в условиях остывания идеи красной, нарастания энтропии советской системы в связи с этим и таким ярким развитием т.н. «смертной болезни» о которой тоже уже писал выше….

И, наконец, может главное произведение (как литературное, так и кинофильм) – "Калина красная". Эта вещь знакома почти всем, потому я не стану её всю пересказывать, а возьму оттуда только один из самых ярких моментов, момент когда Егор Прокудин инкогнито приезжает в дом к своей матери для разговора Любы с ней, в свой родной, настоящий дом: «Егор встал и вышел из избы. Медленно прошёлся по сеням. Остановился около уличной двери, погладил косяк – гладкий, холодный. И прислонился лбом к этому косяку, и замер. Долго стоял так, сжимая рукой косяк, так, что рука побелела. Господи, хоть бы ещё уметь плакать в этой жизни – всё немного легче бы было. Но ни слезинки же ни разу не выкатилось из его глаз, только каменели скулы и пальцы до отёка сжимали что-нибудь, что оказалось под рукой. И ничего больше, что помогло бы в тяжёлую минуту: ни табак, ни водка – ничего, всё противно. Откровенно болела душа, мучительно ныла, точно жгли её там мучительным огнём. И ещё только твердил он в уме, как молитву: «Ну, будет уже! Будет!». Интересно, что данная сцена в романе явно сильнее, чем в фильме. И очень интересно, почему это так. Повторюсь, «Калина красная» - это вообще вещь, по которой можно отдельный большой доклад писать, так она наполнена смыслами, притчами и аллюзиями. Ввиду этого, я только немного коснусь её, в связи с нашей темой.

«Калина красная» вообще, как я уже говорил, история многомерная. Это и притча о блудном сыне с мятежной душой, возвратившемся домой, и история об испорченном городом чистом и хорошем деревенском парне, и рассказ о преступлении и наказании? а потом – о прощении и искуплении, и вполне себе экзистенциальное повествование о метаниях души Егора и его душевном непокое, который он пытается всё время устроить праздник – всеми доступными способами, и праздник этот всегда приводит только к ещё большей пустоте.

В общем, вот такой он Василий Макарович Шукшин, певец русской деревни, русской земли и русской души 70-х годов прошлого века. Он очень тонкий и в тоже время простой и понятный, доступный и в тоже время, говорящий о сложнейших метафизических вещах, говорящий о потаённом и высоком и в тоже время являющийся рупором всё потом сожравшей «душевности». Он, крайне противоречив, но при этом удивительно целостен и проникновенен. И даже если какие-то моменты в его творчестве были тем, что притащило потом Россию к перестройке, через бунт этого самого маленького и самодостаточного человека-индивидуалиста, талант и глубину его истинно народного творчества это нимало не снижает. Т.к. главный вопрос его творчества: «Что с нами всеми такое происходит?», на который он пытается дать свои ответы и который возможно ещё более актуален в наши дни. И мы должны дать на него адекватный ответ, если хотим оздоровления нашего общества и дальнейшей жизни.


promo nihga june 6, 08:03 4
Buy for 100 tokens
Без шороха и стука, не грея, не горя, В мир тихо входит скука, и дни проходят зря, Не хочется работать, и даже – пить и есть, Всё только лень-зевота, желанье спать прилечь, Грозит безумьем скука, ужасным смертным сном, Бессильны тут наука, и медицинский дом, И не помогут…

  • 1
Огромное спасибо за статью. Надеюсь, вы еще напишите отдельно про "Калину Красную".

... я так не научился объемно на Шукшина смотреть, как у вас получается. Завидую, по доброму.

Да, хорошая мысль. Надо подумать, спасибо за подсказку.

Ну и каков же должен быть этот самый "адекватный ответ"?

А Вы рассказ Шукшина данный читали? Просто если - да, то это странный вопрос...

Только сегодня посмотрел Калину Красную. Хорошее кино, хотя, рассказ мне кажется всё же глубже. Примечательно ещё то, что это первый цветной фильм Шукшина и последний, т.к. через пол года после премьеры он уже умер и, судя по всему, предчувствовал своё смерть. Т.е. нам в фильме явлен человек на пороге смерти. Примечательно, что возлюбленную сыграла жена Шукшина, из-за этого момент смерти главного героя и оплакивание его Любой делает данный момент ещё более трагичным.

Ммм, ну может, конечно, есть тут некоторый мистический момент, там вообще с его смертью всё-таки очень тёмная история. И ввиду царящей у нас вот уже почти 30 лет либероидной шизы, мифологизирующей в своих бредовых антисоветских целях всё и вся - докопаться до истины крайне трудно...

История тёмная, да, читал. Как и со многими другими деятелями СССР, который не вписались в новую партийную линию (Высоцкий, Ильенков). Но я не про мистику, а про то, что человек всё же предчувствовал смерть по состоянию здоровья скорее (лечился уже активно). То, вполне может быть, что смерть просто ускорили, «помогли уйти» так сказать. Но, согласись, видеть, как человек снимает свой последний фильм, где он и режиссёр и сценарист и главный актёр и при этом ещё играет свою собственную смерть, а вскоре умирает - это ... в общем грань между реальностью и кино чутка подсмывает.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account